Храм Мортис-3: Заговор богов

Размер шрифта: - +

Часть шестая. Глава 55. Кружка эля с Ариэллой

Вирлисс

 

Несколько шагов по коридору.

Вирлисс обернулся, поняв, что за ним никто не идёт.

Ариэлла так и стояла – вполоборота к двери, опустив голову. Капризный завиток локона падал вдоль щеки. Прилепленный к стене свечной огарок заключал девушку в круг тусклого рыжего света, и в этом больном освещении тень Ариэллы чёрным мучительным изломом трепетала на стене.

Сердце полоснула боль. Плюнуть бы на свою порядочность… Ну кому, кому от этого будет плохо?.. Рири такая хрупкая, такая беззащитная! Впервые узнавшая любовь…

Как же так?..

И дело не в том, что демоны, якобы, не могут любить. Они, творения Вельзерена, должны хранить в себе искру той любви, что некогда заставила светлейшего из архангелов сотворить мир. Но она суккуб! Сама суть её – лёгкость отношений.

И умение забывать…

О таком можно говорить, только стоя на коленях… ибо это – чудо. Чудо кого-то, кто немыслимо выше Мортис и Вельзерена. Того, кто послал душу Эета Силинель…

Та же неведомая сила ниспослала чудо и ему, Вирлиссу – любовь Рири. Любовь, ставшую испытанием. Хорошо, он пройдёт его… но она! За что это ей? Нарваться на благородного кретина…

А от Эета помощи не дождёшься. Ведь именно сейчас, когда Рири тяжелее всего… Логик чёртов! Если круг идеальная фигура, надо вписать в него треугольник – и будет всем счастье!

Только на самом деле нет никакого треугольника. Есть четырёхугольник.

О, Фрей…

Ну почему, почему он не может переделать себя? Ведь это так просто – подойти к Ариэлле, обнять, прижать к себе… Так сладостно…

Снизу приглушённо доносились смех, сальные шутки, пьяные выкрики.

Вирлисс резко отвернулся, зажмурившись, и, мотнув головой, стряхнул с ресниц предательски навернувшиеся слёзы. А потом, как ни в чём не бывало, подошёл к Рири.

Она, вся в золотом свете свечи, подняла на него заплаканные глаза.

– Пойдём-ка вниз, – просто сказал он, беря девушку за руку. – Кружка-другая эля тебе не повредит.

Ариэлла покорно пошла, не ответив ни слова. И только на середине тёмной, пропахшей еловой смолой лестницы тихо пробормотала в спину “Прости”.

Он круто развернулся на ступенях. Желание сгрести Ариэллу в охапку и прижаться губами к её губам едва не смело все доводы разума… и Вир знал, что Ариэлла видит эту боль, эту жажду в его глазах.

Темнота для них обоих не была помехой…

Он заставил себя улыбнуться.

– За что прощать-то? – едва справившись с собой, подмигнул вампир. – Это ты Эета прости… если можешь. Он сегодня повёл себя, как полный кретин. И ведь действительно как лучше хотел, осёл логичный! Не знай я как следует этого остолопа, наверное, дал бы ему в морду. Забудь, всё наладится. Идём.

Рири, глядя в пол, упрямо, как ребёнок, помотала головой.

– Не как кретин. Он сейчас поступил, как эгоист, да. Но я согласилась бы с таким эгоизмом, Вирлисс. И за это тоже – прости.

– Как эгоист?

Ариэлла скупо, уголком губ, усмехнулась.

– Беда, поделённая на двоих, в два раза легче, знаешь? А у него беда, божественный тариллин. Он изменяет своей любви. Вот ему и хочется разделить эту измену с тобой, с лучшим другом… разве не очевидно? Это не логика, это страдание, Вир. А я… Я же демон. Я бы воспользовалась его чувством вины, чтобы получить тебя…

Вирлисс молчал.

Ариэлла тоже хранила молчание, упорно не поднимая взгляд.

– А что потом? – наконец отрывисто спросил Вир.

– Не знаю, – она пожала плечами. – Потом бы ты меня возненавидел. Меня, Эета… за свою измену. Ты прав. Нам нельзя быть вместе.

Вирлисс отрицательно покачал головой, а потом осторожно погладил девушку по заплаканной щеке.

– Нет, – мягко возразил он. – Никогда бы не возненавидел. Ни тебя, ни Эта. Я не могу ненавидеть, Рири. Тариллины не могут ненавидеть…

– Могут, – жёстко отрезала она. – И завидовать, и мстить, и обманывать. Вся история Невенара тому примером.

Вирлисс опустил голову и долго молчал. Голоса внизу сливались в единый монотонный гул, время от времени разрываемый раскатами смеха и криками.

– Если ангелы могут предаться злу, – медленно произнёс он наконец, словно подбирая слова, – то тогда и демоны могут любить. Ты любишь меня, Рири. А любовью оскорбить нельзя. Пусть тариллины не всегда совершенны, но я тебя никогда бы не осудил… за свою собственную ошибку. Но если я совершу её, я предам самого себя. И не смогу простить. Себя, а не вас с Этом. Страдание я прощу ему ещё легче, чем логику.

– Зато сам будешь страдать. А мы себя сами будем грызть, видя, как ты терзаешься, – криво усмехнулась Рири. – Вот молодец! А ведь, казалось бы, какое великодушие! Он почти согласился.

Вирлисс невольно улыбнулся.

– Нет. Не согласился. И именно поэтому.

– Ты прав… – кивнув, прошептала Ариэлла. И вдруг, сделав шаг, обвила шею Вирлисса руками. – Вир… Только одну ночь! Прошу тебя. Пусть не сегодня, не сейчас… когда сможешь. Когда будешь готов. Одну ночь! Я не прошу о большем… я хочу от тебя ребёнка, Вир. Наследника Пятого Круга! Я согласилась дать Эету наследника Атариды, не откажи мне в такой же просьбе…

Вир от растерянности даже моргнул, сам не заметив, как обнял и прижал к себе девушку.

– Но… Ведь сначала надо для Атариды… и потом… как ты можешь быть уверена… после всего одной ночи…



Ольга Митюгина

Отредактировано: 03.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться