Храм Мортис-3: Заговор богов

Размер шрифта: - +

Часть седьмая. Глава 66. Открытия в Феллбергене

Эет

 

От хрупких пергаментных листов исходил тонкий, едва уловимый запах скошенной травы. Эет, боясь прикоснуться, с непонятным щемящим чувством смотрел на засушенный стебелёк с белым «зонтиком» соцветий, заложенный меж страниц древнего манускрипта – кто и когда оставил его тут?.. Почему? Просто ли позабыл здесь цветок читатель старинной рукописи – или бросил за ненадобностью? Сколько лет он тут пролежал? А быть может, веков? Или… тысячелетий?..

Лич не смел даже дотронуться до высохшего стебелька: от малейшего прикосновения тот мог рассыпаться в пыль. И Эет не решался перевернуть страницу, опасаясь уничтожить это чудо, это послание далёких времен, дитя давно отсиявшего летнего полдня – когда, возможно, бродили по лугам рука об руку Таривил и Элиира… или… даже страшно представить… юный Сегерик, выполняя какое-нибудь задание своего Владыки?

Или… счастливая, невинная Силинель?

А может, эта былинка помнила её слёзы? Её боль?

И её битвы…

Эт обернулся через плечо и осторожно, краем глаза, покосился на стойку архивариуса – там, посмеиваясь в густые бороды, о чём-то степенно рассуждали Ригнир и сотрудник архива. Оба были полностью поглощены беседой.

В зале царил полумрак. Тьму разгонял только слабый свет настольных ламп: на стойке – и на столе, отведённом для работы «господину магу».

«Господин маг» быстрым движением очертил вокруг мёртвого цветка миниатюрный Круг Подчинения – и вместо Жезла попросту вытянул над древней травинкой собственный палец. В конце концов, это всего лишь цветок!

Хотя немыслимо древний…

Заодно поймём, насколько.

Вот  интересно, а раньше кому-нибудь приходило в голову поднимать к не-жизни растения? Хотя… да, в одной из древних книг Храма, посвящённых боевой некромагии, он как-то натыкался на заклятье для создания Корнов – хищных немёртвых деревьев. Но… чтоб оживлять цветы?..

По губам Эета скользнула проказливая улыбка.

Он же обещал привезти Сили подарок из Невенара!

Стебель засветился призрачным зелёным огнём. Лич поспешно прикрыл травинку ладонями… и ощутил, как в руку вонзился острый шип. Едва не вскрикнув от неожиданности, молодой некромант вовремя прикусил губы и невольно потёр пострадавшую ладонь. Так и есть: на ней, почти в середине, темнела капелька крови. Свечение вокруг былинки потухло, а сама она зазеленела – но ощетинилась шипами не хуже розы.

Эет хмыкнул. Интересный эффект. Учитывая, что он – бог Смерти, какие силы придаст его кровь этой былинке? Помнится, Вирлисс, вкусив крови Мортис, стал тариллином. Правда, изменения эти происходили с ним очень постепенно…

А ещё, судя по тому, как быстро откликнулось на его заклятье это растеньице, не такое уж оно древнее, как он подумал поначалу.

Но, с другой стороны…

Эет нахмурился от пришедшей внезапно мысли.

Можно ли теперь при определении возраста материала принимать во внимание фактор лёгкости, учитывая, что с некоторых пор «господин маг» – не просто лич? Возможно, теперь ему, по большому счёту, не нужны уже ни Круги Подчинения, ни Треугольники Поднятия? Быть может, как выяснилось в случае с Таривилом, довольно одного желания – а время, прошедшее с момента смерти, более не имеет значения?

Ибо что значит время для бога, чьи владения лежат по ту сторону Вечности?

Эт снова осторожно погладил цветок. Теперь его листья и соцветия словно тянулись навстречу и стремились ответить на ласку Хозяина как можно нежнее. Заклятье Подчинения есть Заклятье Подчинения…

Лич невесело усмехнулся.

Он обязательно заберёт этот цветочек с собой, чтобы изучить все его свойства и попробовать считать «память». Да и потом, свинство это – пробуждать и бросать.

Ладно, что там у нас с документами?

Эет взлохматил волосы и вновь, наконец без опаски перевернув страницу, погрузился в изучение древней рукописи.

Перед ним с похрустыванием развернулась пожелтевшая карта самого верхнего городища.

Исследователь склонился над изломанными линиями схемы. Так… здесь у нас, похоже, вход. Ага… Врата города. И вот здесь… И…

Интересно. Таримия насчитывала пять выходов на поверхность в период своего последнего расцвета.  Сколько из этих входов-выходов известно сейчас? Сколько доступно? Надо будет спросить у Ригнира…

Смотрим дальше.

Что тут у нас? Разноцветные линии… Так обозначались ярусы города. Раз, два… Получается, всего двенадцать ярусов. А вот и проход к штольням на самом последнем… А это что у нас тут, на шестом?..

Ага, запечатанные врата. Вот они-то, скорее всего, и ведут ко второму городищу. Это которое времен Джианатты Ханли, по рассказам Ригнира. То есть относится к эпохе вторых Великих Войн – спасибо библиотеке Сегерика, всё же не зря государь Атариды так часто туда наведывался… Значит, вторую Таримию, получается, разрушили эльфы – именно тогда Гвариан приказал своему народу идти отвоевывать себе «место под солнцем» и уничтожать всех, у кого уши короче, чем у «самой совершенной расы Невенара». Потом, когда остальные народы его дивных на всю голову ушастиков к ответу призвали, обвинил во всем Силинель: дескать, она ему разум помутила… Да, ничего не скажешь, «благородный» мужчина. Только не понятно, то ли он интриган и подлец, решивший счёты с бывшей женой свести, обвинив её ещё и в своих преступлениях… То ли просто дурак и трус: накосячил – и решил за женской юбкой спрятаться, уж как сумел.



Ольга Митюгина

Отредактировано: 03.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться