Храм Мортис-3: Заговор богов

Размер шрифта: - +

Часть седьмая. Глава 64. Откровенный разговор

Таривил и Луришшаэль

 

 Лури вздохнула и потёрла замёрзший кончик носа, осторожно приподняв голову из сугроба. Глубокий зимний покров мягко искрился в голубоватом свете луны, а лежащие на нём тени, напротив, казались непроглядно-чёрными – как и притаившаяся за спинами лесная чаща.

Мороз неуловимо пах корицей.

Таривил повернулся и внимательно посмотрел на девушку. В его густых каштановых волосах запутались заледеневшие снеговые комочки, и Лури хотелось снять их. И дотронуться до заострённого кончика уха, выглядывавшего из-под прядей Тара.

Эльф улыбнулся ей и прижал палец к губам.

На руках девушки были шерстяные носки – взамен варежек, оставшихся вместе с шапкой в гостиничном номере Брина. Таривил почти сразу заметил, как дует спутница на покрасневшие от холода пальцы и, по-дружески пожурив её за молчание, стал прикидывать, что из их нехитрого скарба можно использовать вместо рукавичек. В самом деле, как без них ползком по снегу пробираться мимо кордонов? «Ты ж без пальцев потом останешься!» - заявил юноша.

- А ты? – заикнулась было Лури. Тар почему-то фыркнул от смеха и заявил, что на него холод, видите ли, не действует. А почему – это уже его тайна, и вообще не о том речь.

Обсудив варианты, в конце концов решили остановиться на шерстяных носках, удачно оставшихся в котомке Луриэль. Забавно, конечно, на первый взгляд – зато в их ситуации практично.

С дороги, огибавшей Брин, они свернули почти сразу – нырнули в какие-то кусты, вплотную подступавшие к тракту. Дальше шли довольно быстро, благо под густыми лесными кронами снежный покров оказался не очень глубоким, всего по щиколотку. И то сказать: самое начало зимы.

Тар попросил Лури ступать за ним след в след и пошёл, ориентируясь по каким-то ему одному видимым приметам, в самую чащу. Хотя, надо отдать ему должное, темп взял довольно щадящий: девушка прекрасно помнила по их дороге до Брина, как легко и стремительно может идти эльф. Таривил то и дело оглядывался, проверяя, не отстаёт ли спутница и всё ли у неё в порядке. Луришшаэль отвечала ему ободряющей улыбкой и всякий раз получала улыбку в ответ. И на душе становилось так тепло, а щекам – невероятно жарко, что хотелось взлететь… и приходилось напоминать себе, что они сейчас, фактически, приближаются к вражеским границам, и надо сохранять осторожность, и не думать о пустяках…

А потом Тар снова оборачивался – и все опасения и волнения вылетали у Лури из головы.

Наконец эльф остановился и одними губами прошептал:

- Кордоны.

Девушка скорее угадала, чем услышала это слово.

И недоумённо оглянулась вокруг.

Лес молчал. Дорога осталась где-то далеко позади, а вокруг царила ночь – и тишина. Сонно вздыхал ветер в кронах.

Она задала свой вопрос молча, одним взглядом, и Тар понял её без слов.

Он кивнул куда-то вправо, в ту сторону, где, как предполагала Лури, остался тракт.

Там.

Там ничего не было. Деревья, правда, расступались. Поляну заливал лунный свет. И сугробы высокие: открытое же место…

Тар в ответ на недоумённый взгляд лишь приложил палец к губам и беззвучно опустился в снег. Лури последовала его примеру.

Они затаились в сугробе, за поваленным высохшим стволом старого дерева, некогда с корнями вывороченного бурей из земли. На потемневшей коре и мёртвых корнях белел пушистый снег.

Луришшаэль изо всех сил вслушивалась в тишину. И когда в ушах раздавался звон, девушке начинало чудиться, что оттуда, с поляны, доносятся голоса. Негромкие, невнятные, похожие на звон сосулек на ветвях…

Или на смех?..

Беглецы лежали за стволом, и Лури любовалась волосами Тара, в которых запутались заледеневшие снеговые комочки. О Гвариан, при всём желании она не могла сейчас бояться. Пустая поляна, молчаливый лес – всё казалось игрой. Может, Тар её просто-напросто разыгрывает? Кордоны – они же на дороге должны стоять. А дорога осталась далеко…

Она приподняла голову, потерев кончик замерзшего носа. Таривил улыбнулся и приложил палец к губам. И – кивнул куда-то влево, вбок, а потом, вжавшись всем телом в снег, пополз по-пластунски в указанную сторону.

В обход поляны.

Что он там для себя решил?

Лури ползла следом, легко и привычно скользя по пушистому холодному покрову, как по прибрежному песку. Если бы вместо ног был хвост, получалось бы ещё быстрее и лучше.

Таривил внезапно остановился – и, притянув к себе Лури, стремительно, кубарем, скатился в какую-то ложбинку. И, изо всех сил прижав девушку к себе, прошептал пару слов на непонятном наречии.

Над поляной прошумел ветер, заметая оставленный след, и двух нарушителей границы осыпало снежной порошей. Вряд ли это можно было назвать хорошей маскировкой…

Таривил прошептал ещё несколько слов – и замер. От его взгляда – настороженного и напряжённого – Луришшаэль застыла, будто превратилась в ледяную статую.



Ольга Митюгина

Отредактировано: 03.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться