Хранитель-4. Братство Ищущих

Хранитель-4. Братство Ищущих

Благодарность Катерине

за заботу о молодежи.

Хранитель-4. Братство Ищущих

Промозглый ветер поднял опавшие листья, швырнув их под ноги бегущему юноше. Холодный лик луны брезгливо глянул из-за туч, осветив узкую аллею, еле проглядывающую между колышащихся деревьев. Справа на миг показалось русло Реки, но тут же исчезло за ветвями. Заунывный вой всплыл позади, густой волной прокатившись над головой, растаял вдали. Многоголосое перегавкивание возникло по бокам, замыкая охотничий круг. «Один позвал, другие, суки, ответили». Несмотря на крайне паршивую ситуацию, мозг, привыкший к рифмам, не прекращал поиска аллюзий.

Вечер начинался томно. Концерт, сдобная блондинка, многообещающий флирт. В общем, ничего не предвещало такого, блин, конца. Из-за чего возникла ссора, он так и не понял. Фонтан эмоций, незаслуженная пощечина, темная аллея днепровских склонов, оглашаемая матами на предмет коварных, сцуко, порождений ехидны.

Все переменилось в один миг. Шуршание в кустах явило миру крупную овчароподобную тварь с весьма недобрым оскалом. Через мгновение количество действующих мохнатых морд на ночной аллее увеличилось.

Он знал, что нельзя подставлять спину. Что нужно вычислить вожака и убить его. Что страх смертелен. Но тушка слаба, знание не заменяет способности.

Парень побежал.

Стая гнала человека, наслаждаясь каждой минутой его бегства. Века подчинения, унижения пеной выходили из пасти, капая на пожухлую листву. Хозяин становился добычей.

Когда возникшая впереди дворняга, бабушка которой явно согрешила с водолазом, мягко прыгнула на грудь, неунывающий мозг услужливо выдал: «И стреляли нас врост с налетевших стрекоз. А ведь не волки даже, друзья человека, бля».

Умирать было больно.

*

Виктор сидел, опустив голову на руку, печально глядя на пол. Там, абсолютно не таясь, нагло обернувшись хвостом, сидела средних размеров, слабой упитанности серая до тошноты банальная крыса. Она задумчиво поглядела наверх, волоча заднюю правую лапу, гордо направилась к блюдцу с молоком.

«А ведь я мечтаю о коте, - подумал Никитин, - Младший, объясни тупому, что этот зверь делает в моем доме?..»

*

Утро было в меру солнечным, местами теплым. Подмигнув Ярославу, поздоровавшись с братом, Хранитель отдался дороге. Ранние прогулки уже вошли в привычку. Когда мозг отдыхает, а ты идешь по просыпающемуся Городу, чувствуя мостовые подошвами, не зная, куда тебя приведет путь. Зная лишь, что цель есть. Первый глоток загодя припасенного кофе, первая сигарета, первый луч солнца. Когда в проеме арки возникло Белое Древо, Виконт даже удивился. Он давно не был здесь в утренние часы. Вечером да, закатное солнце, галдящие людские щенята, под отбитой у бульдозеров столетней кроной, создавали дивно гармоничную картину.

Копошение у корней. Хищный оскал, заменивший легкую улыбку, возник на лице, как только парень увидел источник движения.

Крыса.

У корней.

Сгущавшийся гнев рассеял кошачий силуэт, мягко толкнувший серую тушку носом и растаявший в ветвях. Крыса была ранена. То, что это девочка, Никитин понял сразу. Чисто женская грация движений длиннохвостой скотины покоряла. Хранитель присел около животного. «И какого хрена мы тут делаем?» Рассерженное шипение было ему ответом. «Ладно, Младший, под твою ответственность, а чем ее кормить, зверюгу этакую?»

*

Хранитель вскинулся на кровати, пытаясь поймать ускользающее ощущение неправильности. Ночью произошло что-то плохое. Не так. Что-то очень плохое. Он еще ни разу не встречал такой реакции Города на событие. Чувство потери было сродни утрате руки. Звук внезапно заработавшего телевизора дошел до сознания не сразу.

«…Патруль обнаружил тело подающего надежды поэта на склоне в районе Пешеходного моста. Юношу буквально разорвали на куски. По-видимому, реакции властей мы дождемся лишь тогда, когда бездомные собаки будут рвать наших детей в подъездах наших домов. Слово эксперту по проблеме бродячих животных Максиму Исаеву…»

*

Лада была как всегда очаровательна и иронична. Сегодняшний поход на супермодного певца с последующей тусовкой был не развлекательным, а деловым. То, что он «пел», не нравилось ни Виктору, ни девушке. Но курсовая по юношеской психологии звала, как та труба, и они окунулись в угар молодежного отрыва. Крайне скоро стало откровенно скучно. «Певец» открывал рот, техника издавала звуки, публика исправно тряслась, потребляя алкоголь в количестве, заставившем покраснеть матерых сельских алкашей.

Восприимчивые и попугаистые. Самоуверенные и мнительные. Смелые и пугливые. Старающиеся казаться разными и такие одинаковые. Потерянное поколение. Дети независимости.

- Знаешь, - прокричала Лада на ухо парню, - между нами и ними разница лет 10, а впечатление, что не меньше ста. Я их не понимаю. Откуда такая стайность? Кажется, что они хотят отказаться от индивидуальности напрочь. Забив ногами, забыть о ее существовании.

- Они с мозгами готовы сделать то же самое, – ответил Виктор, – так проще. Не нужно думать, с нами тот, кто все за нас решит. Но как-то их дохрена, выбравших, как проще. Ни дать ни взять потерянное поколение. Хорошо еще, что пока Тьма мало обращает на них внимание. Найдись лидер, который их заведет, пойдут куда скажут, они явно позабыли, что такое хорошо и что такое плохо…

Истошный вопль перекрыл фонограмму, всколыхнув людское стадо. Над телом, корчащимся в луже растекающейся крови, застыл невысокий подросток лет 15, с огромным удивлением разглядывающий нож в своей руке. «Я… я не хотел. Я… только попугать…»

Через минуту Хранителю показалось, что клуб, в котором они находятся, разлетится на куски. Город плакал. Навзрыд. Чувствовать и разделять боль потери тысячелетнего существа, было… тускло. Дуновение из дальнего конца зала заставило поежиться. Что-то старое, злое обнаружило свое присутствие и тут же исчезло.



Imra

Отредактировано: 21.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться