Хранитель полнолуния

Размер шрифта: - +

18 глава

Не сопротивляться своему телу? А какое из них принадлежит ей? Тело волка или человека?

Сознание мутнело, и появилась сильная жажда. Анюта жадно хватала ртом воздух. Она чувствовала, как на руках выступали когти. Они раздирали кожу на руке Яна, но тот не отпускал. От его присутствия было не так страшно, но... всё равно безумно больно!

Клыки вынуждали раскрывать рот всё шире, так как явно угрожали ранить губы. Глаза как будто пульсировали, увеличивая некоторые части комнаты и снова уменьшая их. Все смешалось... Боль, страх, ненависть... Тело до безумия напряглось и невольно сопротивлялось превращению.

— Расслабься, — заметив это, произнес мужчина повелительным тоном.

Его голос звучал как будто издалека, так же, как и собственные вскрики Анюты. Её голос казался ей чужим. Она неуверенно выпрямила ноги и постаралась максимально расслабить мышцы... Боль начала отступать, и девушка окончательно расслабилась.

Постепенно боль начала полностью покидать тело, и Аня даже открыла глаза. Сморгнув выступившие слёзы, она посмотрела на вожака с улыбкой облегчения, но это было затишье перед бурей...

Новый спазм боли заставил девушку выкрутиться всем телом и отпустить руку Яна. Аня чувствовала, как начали двигаться ее кости, оттягивая кожу и связки, переворачивая всё внутри. Она протяжно закричала, но голос не хотел слушаться — выходил агонический хрип, рвущий горло.

Далее мир закрутился калейдоскопом, и всё стало происходить настолько быстро, что Аня даже не ощутила той грани, когда её тело начало обрастать серой шерстью, а кисти рук стали невероятно крохотными.

Она очнулась лишь тогда, когда уже лежала на полу в обличье волка.

Ян избавил её от одежды и присел перед ней на корточки. Он помог ей подняться и провел рукой по мягкой шерсти. Это было довольно приятно, и девушка посмотрела на вожака.

— Держи равновесие, — тем временем посоветовал он, с не читаемым выражением лица окидывая взглядом Келлер.

Девушка чуть не упала, когда чужие руки вдруг исчезли. Она сильно пошатнулась на неустойчивых лапах. Лапах... Боже!

Хотелось прочувствовать своё тело до конца, но каждое ощущение было в новинку, отчего импульсы и эмоции заглушали здравый рассудок.

Аня дрожала от напряжения и пережитой боли. Взгляд медленно сфокусировался на глазах Яна, и девушка шлепнулась на пол, на разъехавшихся в разные стороны лапах. На лице мужчины появилась едва заметная ухмылка. Он медленно вернул подругу в прежнее положение, подхватив сильными руками. «Не лапай!», — хотела выкрикнуть Аня, но вместо этого из её горла послышались непонятные звуки. Кажется, рычание. Как же стыдно...

— Самуил должен осмотреть тебя. Проверить, нет ли каких-то дефектов.

Ян поднялся на ноги и направился к двери, но новообращенная прикусила штанину его джинсов, не давая уйти. Она потянула его на себя, мотнув головой. Дефекты... Какие у неё могут быть дефекты? Мужчина посмотрел на девушку с высоты своего роста и снова присел на корточки.

— Будешь устраивать протесты — хвост сверну.

Он серьезно смотрел на волчицу. Анюта повернулась и, еле дойдя до угла, легла, отвернувшись от него. Конечно, почему только Самуил? Всех зови, пусть посмотрят, облапают.

Когда мужчина вернулся с советником, она тихо фыркнула.

— Я осмотрю только твои лапы, не нужно бояться. — Старик аккуратно коснулся передней лапы и, не почувствовав сопротивления, обхватил её обеими руками. — Здесь не больно? А здесь?

Он медленно прощупывал пальцами конечности Анны и сосредоточенно смотрел за реакцией. Больно не было, но неприятно и неловко — да. Еще бы... Она тут голая как бы, а в комнате два мужчины, один из которых несколько минут назад целовал её, лишившись контроля. Надо будет внести этот день в ежедневник как один из самых отвратительных и постыдных.

— Чувствуешь себя нормально? Ничего не болит? Может, где-то чувствуешь несильную острую боль, или тошнит?

Девушка отрицательно покачала головой, отводя взгляд в сторону.

— Превращение прошло успешно. Янус расскажет, как контролировать его в дальнейшем.

Самуил еще раз взглянул на девушку, похлопал вожака по плечу и ушел. Отлично. Когда она превратится в человека, ее наготу увидит только Ян. Ох... Лучше бы она была все ещё прикована к батарее!

— Встань и посмотри на меня, — приказал мужчина. — Превращаться обратно уже почти не больно.

Анюта медленно поднялась и остановилась напротив. Ян поднял её мордочку за подбородок, и их взгляды встретились. Какое-то время он изучал ее желтые глаза. «Даже в обличье волка слишком милая», — невольно пронеслось в голове.

Мужчина провел ладонью по чужой голове и шее, затем скользнул по лопаткам, и волчица томно прикрыла глаза. Теперь понятно, почему собакам так это нравится — это слишком приятно... Тем более, после той жуткой боли.

— Готова превращаться обратно? Прыжкам, рычанию и бегу нужно будет научиться позже, когда обращение станет безболезненным.

Анюта посмотрела на свою одежду, небрежно скинутую на кровати, потом на Яна и кивнула, так совсем по-человечески.

— Через время ты сможешь превращаться в любое время, когда тебе угодно, просто подсознательно давая команду своему организму, а сейчас ты должна думать о том, ради чего тебе нужно оставаться человеком. Самуил так меня обучал.

Ян тихо вздохнул, вспоминая их первую встречу. Он тогда был еще совсем ребенком, но Самуил сразу увидел в нём лидера и был первым, кто пошел за ним.

Девушка начала перебирать картинки сегодняшнего дня, все так же неустойчиво стоя на лапах. Испуганную Викторию, Анхеля, встречу со Стефаном, взъерошенного Александра, разговор с Самуилом, поцелуй... Анюта тряхнула головой, прогоняя это воспоминание, и встретилась с вопросительным взглядом мужчины. Она хотела привычно фыркнуть, но по телу пробежала лёгкая дрожь. Понимая, что она превращается, волчица почувствовала, как быстро забилось сердце.

— Молодец, о чём ты подумала? Запомни этот момент.



Queen Zaltania

Отредактировано: 16.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться