Хранитель полнолуния

Размер шрифта: - +

25 глава

— Леон?

Самуил подошёл к своему другу и крепко обнял его.

— Сто лет не виделись, дружище, — произнес мужчина, улыбаясь.

Его голос был негромким, но приятным. Он похлопал старика по плечу и снова повернулся к Анюте, которая, с силой сжав кулаки, старалась не расплакаться, но слёзы предательски мутнили взор. Ей хотелось крушить всё вокруг, взрываться от злости, но в глазах темнело и ноги еле держали её.

Неужели перед ней действительно стоял отец? Где он был всю её жизнь? Всё происходящее казалось ужасным сном, за толкование которого не возьмётся ни один сонник. Виктория стояла рядом и непонимающе смотрела на отца своей дочери. Она уже всё поняла, но эта нагнетающая обстановка заставляла всё переосмысливать снова и нова. Слишком много событий для одного дня, слишком много…

— Ты все знал? — обратилась Анюта к Яну. — Вы все знали и молчали?

Осознание того, что от неё всё это время скрывали такое (!) бурлило внутри и было готово вырваться наружу громкими криками. 

— Я не знал, — настороженно ответил Стефан. Ему было принципиально важно прояснить ситуацию именно в этот момент.

— Я мщю за твою смерть, рискую собственной жизнью и жизнью Яна, а ты жив и торчишь в какой-то дыре? — прошипела девушка, делая неспешные, но уверенные шаги к объекту своей ненависти, именуемой отцом.

— Кто это? — негромко спросил Леон, посмотрев на Гамбоа. — Я должен знать её?

Его голос по-прежнему был спокоен и непоколебим, как будто он специально разыгрывал весь этот спектакль. Только вот массовка вышла не очень: собравшиеся члены стаи стояли в полной растерянности и ждали, что произойдет дальше, а в голове Анюты будто что-то оборвалось. Что-то хрупкое, что стоило бережно оберегать и прятать от посторонних глаз.

— Так, я в конец запутался, — подняв вверх два указательных пальца и сморщив лоб, произнес Стефан. Ведомый свой детской наивностью и желанием помочь, он изо всем сих пытался «разрядить» обстановку, но на него никто не обращал внимания.

Девушка шумно выдохнула и, бросив на вожака злобный взгляд, как в тумане направилась к себе. Злость, ненависть, боль, кипевшие изнутри, сменились на полное безразличие и чёрно-белую эйфорию. Еле переставляя ватные от усталости ноги, девушка поднялась в свою комнату и упала на кровать. Уткнувшись лицом в подушку она зажмурив глаза, пытаясь разогнать мысли, которые пчелиным роем кружились в её голове. Всё смешалось, в висках стучало и всё тело трясло, то ли от пережитого, то ли от страха перед будущим и неизвестным.

Он так похож на её отца. Мысль об этом отдавалась в каждом уголке её мозга, звенела в ушах. А мама? Что с ней? Возможно ли, что все предыдущие годы были одной огромной ложью и её родители на самом деле живы? Мозг строил безумные теории и смело предлагал принять их за правду.

В коридоре послышались тихие шаги, и звук открывающейся двери вернул девушку в реальность. Надеясь, что это Виктория она быстро села и вытерла слёзы, но на пороге стоял Ян.

— Кто этот мужчина? — резко вытянув руку в сторону прихожей, спросила девушка.

На самом деле у нее сейчас не было ни сил, ни желания разгребать всю эту информацию, которая так внезапно свалилась на неё, но успокоиться она не могла.

— Твой отец, — спокойно ответил он и, заходя, прикрыл за собой дверь. — Он потерял память, когда Габриэль убил Мелиссу.

Значит мамы всё-таки нет… Только что зародившаяся надежда растаяла, словно первые снежинки на тёплом песке. Анюта обреченно вздохнула и закусила нижнюю губу. Только бы не заплакать снова.

— То есть, он не знает, что у него есть дочь?!

Это делает ситуацию ещё сложнее. Ян присел рядом с ней и собрал кисти в замок.

— Не знает. Он долгое время был в нашей стае. Гамбоа был с «немыми», мы с ними давно враждуем, но когда его раскрыли, мы отправили туда Леона и решили не говорить ему о тебе, так лучше.

Так лучше…

— Лучше?! Для кого лучше? И когда ты собирался рассказать мне?

Уставший мозг Анюты напрочь отказывался воспринимать что-либо и она снова зажмурилась, в попытках собраться.

— Вообще-то сегодня. Мы боялись, что он захочет отомстить, поэтому не сказали.

— Весело…

Другого комментария к подобным действиям не нашлось бы даже у самого красноречивого оратора. Она посмотрела на стол, на котором стояла фотография её родителей. Ян перенес её вместе с остальными вещами.

— Сейчас с ним разговаривает Самуил.
Девушка, сама не понимая своих действий, с размаху ударила мужчину по плечу.

— Это тебе за то, что скрывал от меня, — выпалила она, когда Ян посмотрел на неё удивленным взглядом. — Если есть ещё секреты, то рассказывай сейчас.

На него всегда возлагалась большая ответственность, и скрывать подобное было сложно и неправильно, но свою растереность и вину перед девушкой мужчина как всегда спрятал под маской полной невозмутимости. Это не легче, но пусть она лучше ненавидит его, чем выслушивает объяснения и оправдания.

— Мне нужно переместиться с Гамбоа, доделать работу, а ты может поговоришь с отцом? — игнорируя удар и приподняв брови, спросил он.

— О чём? О моём детстве? Ему это не интересно. Он такой же, как ты! Или может о маме, которую он не помнит?

Анюта развела руками. Ей хотелось побыть одной и разобраться хотя бы со своими мыслями, но откладывать на потом было нельзя.

— Если он такой же, как я, то ему будет интересно узнать о твоём детстве. Я часто сидел у твоего окна, когда ты была маленькая. Давай, идём.

Ян встал и протянул ей руку. Девушка проигнорировала его жест и, пройдя мимо, вышла, чем заслужила искреннюю улыбку вожака.

В прихожей уже выключили свет и оборотни разошлись по своим комнатам. Ужин сегодня будет очень поздно и у плиты уже хлопотали несколько девушек, в том числе и Роза. Прислушиваясь к голосам и неуверенно потирая руки, Анюта  заглянула на кухню, желая остаться незамеченной. За столом сидел Самуил, Виктория и… Леон.



Queen Zaltania

Отредактировано: 16.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться