Хранитель полнолуния

Размер шрифта: - +

32 глава

Весь день Ян и Анюта неспешно бродили по улицам города, переезжали буквально из одного конца в другой, посещали самые непредсказуемые места. Анютин список, который она никогда не убирала далеко и практически не выпускала из рук, был довольно большим, и Ян думал, что он никогда уже не кончится. Они прошлись по десятку музеев, церквей и выставочных парков. Девушка хотела попробовать всё от уличной еды до пирожных, красовавшихся на стеклянных витринах и так приветливо глядевших на прохожих. Девушка фотографировало практически всё подряд: каждое красивое здание, достопримечательность, памятник, прохожего с животными и даже Яна, который старательно делал вид, что не замечает этого. Она была похожа на настоящего туриста; в лёгких сапожках, яркой куртке, с рюкзаком на перевес и своим списком Аня привлекала всех прохожих. Было довольно морозно, но она была без шапки, и некоторые пряди волос благополучно покрылись инеем и затвердели.

— Ты знал почему квадрат Малевича Черный? — перекидывая ремень фотоаппарата и неуверенно касаясь руки Яна, спросила девушка.

— Конечно, я ведь не профан в искусстве, — съязвил мужчина, но, обхватив холодные пальцы ладонью, притянул Анюту ближе.

Они не спеша шагали по широкой заснеженной улице, рассматривая всё вокруг: справа от них возвышались высокие офисные здания, отели, бизнес центры и разного рода рестораны, а слева — детская площадка, с которой громче шума машин кричали дети. Они носились взад-вперед, во что-то играя и вызывая у девушки невольную улыбку на лице. Ян же, не очень положительно относясь к детям — предпочитал смотреть под ноги и молча просить Анюту закончить всё это и вернуться в номер. Нет, ему нравилось гулять с ней, но только не музеи. Не надо больше. Лучше просто ходить вот так и слушать, как Анюта с величайшим интересом рассказывает что-то вселенской важности.

— Он должен был закончить картину к определенному сроку, но не успел, — словно читая мысли спутника, продолжила Аня, — и закрасил её черным цветом. Потом он писал этот «чёрный квадрат» уже на чистом холсте, а там закончил ещё два красных и белый, но они уже менее известны.

— По-моему это бессмыслица, — задумчиво заявил Ян. — Если я сейчас отберу у того художника баночку с краской и бумагу, — он кивнул на старичка в красной беретке, сидящего перед мольбертом. Он увлечённо зарисовывал влюбленную пару, сидя на перекрестке у светофора. — И нарисую, допустим, зелёный квадрат, меня назовут гением искусства?

— Нет. Но если тебя назовут «гением искусства», и ты нарисуешь этот самый зеленый квадрат, то он станет известнейшим шедевром, — голосом смотрительницы музея заявила Анюта и улыбнулась, глядя на озадаченного вожака.

— Ага, значит вот оно как работает. — встретив чужой улыбающийся взгляд, Ян тихо рассмеялся.

Какое-то время они шли молча. Погода была пасмурной и тяжелые серые нависшие над городом тучи обещали, что скоро снова повалит снег. Снегоуборочные машины старательно сгребали горы белого «счастья» с дорог и тротуаров, но, видимо, зря. Слева теперь располагался большой парк, в котором гуляло много людей с питомцами и слышался смех играющих в снежки. На краю у маленького заборчика гордо стояла снежная Баба с ветками вместо рук и шишками вместо глаз. Грустное зрелище. Рядом с ней маленький мальчик старательно скатывал снежные шары для снеговика, закусив язык и предвкушая лучшее его творение.

Смеркалось. Конечности покалывало от холода и Анюта сильнее сжимала руку мужчины.

— Замерзла? — спросил он, поднимая воротник пальто и закрывая шею от ветра, который всё усиливался.

— Немного, но возвращаться я пока не хочу. Мы же еще не уходим? — она уверенно взглянула в глаза Яна. — Мы не уходим!

— Не уходим, — тихо согласился он, — но на улице мы не останемся. Где твой список?

— А куда бы ты ты хотел сходить?

Анюта резко развернулась и преградила вожаку дорогу. По его помятому виду можно было понять, что он утомился за весь день и хочет сходить в душ и под одеяло. Ян думал о стае, о всех невзгодах, которые обрушились на неё, и не мог вот так просто отстраниться от мира. Ян тихо вздохнул и с улыбкой накинул наголову девушки капюшон. О чем бы он не думал, Аня умела одернуть его, вернуть в реальность, наполнить все его мысли собой, как и сейчас. Она словно витала вокруг и уверенно закрашивала его черно-белый мир яркими красками. Аня нетерпеливо прыгала напротив в ожидании ответа, и Ян невольно вспомнил, как сидел у окна в её первый день рождения. Виктория и Александр думали, что она уже спит и пили чай с гостями. Тогда она так же стояла в кроватке с высокими бортами и, держась за них маленькими пальчиками, прыгала вот точно так же. И так же горели глаза, и такой же была улыбка — Анюта всё ещё оставалась ребенком, которого он спас.

Мужчина неуверенно пожал плечами, убирая с лица девушки непослушные волосы, которые выбивались из-под капюшона. Сейчас он хотел быть ведомым ею, пойти туда, куда она захочет, и просто быть рядом.

— Почему ты так улыбаешься? — немного смущенно спросила Анюта, переставая прыгать и делая шаг ближе, словно прячась за вожаком от ветра.

— Вспомнил, какая смешная пижама была у тебя на твой первый день рождения.

— А я ничего и не помню с тех дней, — сконфужено заявила девушка. Это был не её стиль, одежду выбирала Виктория. — Какая она была?

— Синяя с заклёпками.

— Нееет! — по улице звонко раздался смех Анюты. — Какой ужас! Синяя с заклёпками…

— Ты выглядела мило, — неожиданно, даже для самого себя, заявил мужчина. — Я тогда боялся переместиться в твою комнату, запах-то я скрывать ещё не мог, а Александр и так меня чувствовал. Поэтому сидел за стеклом. — они не спеша направились дальше. — У тебя всегда были взъерошенные волосы, как пушок, короткие ножки и вот такие ладошки.



Queen Zaltania

Отредактировано: 16.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться