Хранители Академии. След Чайки

Размер шрифта: - +

1.4

– Не вздумай! – донесся до меня истошный вопль Мурхе.

А через миг прилетела и она сама – растрепанная, взвинченная, волосы сверкают разрядами, а глаза горят неистовым огнём…

Красивая – до боли в коленках.

Схватила, едва кости не переломала, и давай трясти, чуть мозги наружу не вытряхнула (о, да, будьте осторожны в своих желаниях!). Неплохо было бы, если б сон из памяти вытрясла, но фикса пернатого мне, а не такую удачу.

– Послушай! – кричала она, а я любовался её безумными глазами, словно в первый раз вижу.

Или в последний…

– Мне всё равно, кто ты! Да и сама я, помнишь? Я сама – не нормальный человек, меня даже нет вовсе! – она несла какую-то несусветную ересь, кусая губы.

Губы, которые недавно дразнили меня и ласкали.

– Если не получится с твоим телом, – придумаем и для меня какую-то крысу-Ларису. И будем – два странных зверя! Два сапога пара и всё такое… – она запнулась.

Кажется, представив любовь хомячка-мутанта и крысы-Ларисы, потому что дрогнувшим голосом она добавила:

– У нас будут наши сны…

М-да.

«Спокойно!» – я всё же взял себя в руки.

Или в лапы, фикс с ним.

Взял в лапы себя, и попытался взять и её. Закаменев лицом морды и игнорируя крамольные воспоминания.

«Придумаем что-нибудь», – проворчал я, а из глубины души поднималась какая-то неизъяснимая нежность, заволакивая сознание, застилая мутной пеленой глаза.

Старею, стаю сентиментальным.

А она всё-таки – совсем-совсем мурхе. Соглашаться на такое, мириться с таким, радоваться бредовейшим отношениям…

Да ни один нормальный человек...

 

... Я – не нормальный человек…

 

«Шивр! – я схватился за голову, уже без отчаяния, скорей уж с какой-то обреченностью. – Лина, скажи мне, а что думает обо всём этом Глинни?»

 

Осознание вылилось ведром воды на загривок. Холодной и мерзкой, как воде и положено. До сих пор я даже не задумывался, но и в снах, и в мыслях моих присутствовала лишь та Мурхе, которая Лина. А Мелкая…

Вот именно – мелкая!

Она, как младшая сестрёнка со своими заморочками, с детской любовью подглядывать или вмешиваться во взрослые дела.

Люблю ли я её, как Лину?

Да нет же! Нет! Мне она видится всё такой же маленькой девочкой, сестрой, которой у меня не было. Так я относился к ней, когда был человеком, и такое же отношение сложилось и теперь, когда я знакомился с ней заново, ещё не понимая, кто я сам. И в тоже время меня ничуть не смущало её присутствие в голове Лины… или, если уж смотреть в глаза истине, присутствие Лины в голове Глиннтиан, в её маленьком и слишком красивом теле. Я отнюдь не один раз откровенно любовался этим телом, считая саму его хозяйку ребёнком. Собственно, даже не думая о ней…

Да я ужасен, фикс ощипанный меня разбери! Я просто кошмарно омерзительная скотина!

Как может Лина меня любить?

Разве что она сама…

Сама она тоже не спешила отвечать на вопрос о Глиннтиан, углубившись в себя.

Впрочем, я наконец-то понял, почему Лина заговорила о крысе и странных зверях. И понял всю патовость ситуации с поисками моего тела. Даже будь я человеком, они, связанные волей слепого рока или нелепого случая, – являются ли они одним целым? Да, они не сошли с ума и не убили себя за эти три года – во многом благодаря деду и его пауку-подавителю, урезавшему им возможности эффектного самоубийства, – но можно ли быть уверенным, что им не сорвет крышу в дальнейшем?

И если я всё же стану человеком, как я буду смотреть в эти глаза, понимая, что где-то из них на меня смотрит Глинни – маленькая грустная девочка, в которой я всегда видел лишь сестру?

Мысли носились, как при пожаре, я сам едва улавливал суть их метаний, понимая только, что всё куда сложнее, чем мне казалось, когда я присматривался к призывно шепчущей воде и камню, или к хлипкому прибрежному деревцу, сетуя на отсутствие верёвки.

«Как ты думаешь, – попытался я связать слова в резонный вопрос, – а в твоём мире… если там могли сохранить моё тело, то есть ли шанс»…

Я не закончил мысль, Мурхе и так меня поняла.

– Нет, – она дернула щекой и поморщилась. – Я – обычная. Ни усиленной регенерации, чтобы выжить после падения, ни таинственности или намеков на инопланетное происхождение для того, чтобы заинтересовать государство. Коматозников оно содержит первые полгода, а дальше дорогое лечение ложится на плечи семьи, с настойчивыми рекомендациями прекратить мучения. Особенно, если тело сильно пострадало от травм. – Девушка хмыкнула, но как-то невесело: – Я в теме. Когда я в коме валялась малая, родители все полгода копили деньги, чтобы поддерживать меня, пока я не определюсь с тем или этим светом…

«В коме? Почему в коме? Когда?»

– Да так… – она хотела отмахнуться, кажется, но вместо этого поднесла правую руку к лицу, скрючив пальцы на манер птичьей лапки, и я заметил четыре чёрных точки между большим и указательным пальцами, как следы от укуса.

Наморщив лоб, я припомнил, когда впервые их увидел: тогда я в самом деле укусил её, правда, за палец, и от того укуса не осталось и шрама, а вот точки так никуда и не делись.

«Что это?» – в тот раз Мурхе не стала объяснять, откуда у неё эти следы, а больше мы о них не вспоминали.

– Они появились у меня, когда я впервые повстречалась котомолнией…

«С кем?»

– С Тан… с Тандеркэт, – упомянутая высунулась из плеча Мурхе рядом со мной, ощутимо электризуя мою шерсть, и хрипло мяукнула. Я даже подпрыгнул, да и Лина удивленно покосилась на Хранительницу, которая, кажется, впервые за всё время подала голос, помимо электрического треска.



Броня Сопилка

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться