Хранители Академии. След Чайки

ГЛАВА 4. Пир во время…

Лина стояла на полянке, хотя предпочла бы улететь в ту укромную пропасть, в которой пряталась при желании Глинни.

Солнечный свет и зелень поляны, и довольные лица друзей, всё утратило краски и покрылось ржавым налетом – приблизительно так, по мнению Лины, выглядел радиоактивный пепел. В душе бушевал вихрь из эмоций, не вырываясь наружу разрушительным ураганом только благодаря тому, что был пойман в прочный кокон Лиссом и Тан. На сей раз хранители вовремя заметили опасность и не оставили хозяйке и шанса на срыв. А их, шансов-то, было много. Потрясение от понимания, что почти на её глазах, пусть и незрячих, погиб чей-то мир, что, возможно, это был её родной мир, что даже если и не он, то не факт, что с ним сейчас не творится то же самое, – нахлынуло удушающей волной. Она смешалась с резким перепадом магического фона – сила богатого магией мира хлынула в неё, как пустую посудину. Пустую и дырявую – и через бреши эти сила едва не ринулась наружу, но хранители быстро свили внутри девушки маленький яркий кокон, оставив бушевать эту силу внутри. А вместе с нею заперли эмоции. Снаружи ничего не осталось, бессмысленно таращилась Лина в одну точку, не имея возможностей даже задуматься над тем, что случилось.

И лишь щекотное прикосновение за ухом вывело её из ступора.

Застрявшие за пределами внимания слова обеспокоенной Миры прорвались через заслон безразличия и были осознаны.

– Да. Почти нормально.

Но, оказалось, тяжело было не только ей. У неё-то оставалась надежда.

А вот у Ники надежды не было. Её мир погиб давно…

Влад обнял рыдающую жену, а через минуту безуспешных попыток утешения, они просто исчезли с полянки. То ли отгородились от людей непроницаемыми стенами абсы, то вообще ушли из мира.

Глинни тоже оставила Лину в одиночестве. Осознав, к чему привело её баловство, мелкая спряталась, не отсвечивая ни мыслью, ни эмоцией. Действительно ли она научилась отключаться, погружаясь в сон, а может, сумела создать «свою комнату», куда Лине доступа нет. Скорее всего, второе. У самой Лины так не получалось, лишний раз указывая на то, кто хозяин в этой голове, а кто гость. Мысли, эмоции, образы Лины для Глинни всегда оставались открытой книгой. Да даже и не книгой, книгу ещё нужно листать…

Впрочем, при желании Глинни могла и игнорировать соседку, чем и занималась с успехом сегодня в угоду своему любопытству. Хотя, справедливости ради нужно признать, что Лина старалась не выдавать нежелание прыгать по «своим» мирам в поисках хоть каких-то отличий. После ночного разговора, потрясенная жертвами, на которые соглашалась малышка ради неё, Лины, – ей не хотелось давить на девочку лишний раз. И о плохом она старалась просто не думать.

Но даже Фил её понял, а Глинни не захотела. Загорелась поиском, ведь это так странно – знать, что ты в другом мире, но он такой же, точно такой же, как предыдущий. Неужели не будет никаких отличий?

Что ж, кто ищет, тот всегда найдет.

Отличия тоже нашлись.

И если до того, как расплакалась Ники, ещё можно было предположить, что Влад не стал «высаживать» их в очередном мире по каким-то иным объективным причинам – мало ли, может там люди по полянке гуляли, учения, например, проводили, – то после неё сомнений не осталось. Из семисот сорока семи миров, где вероятно хранится тело Фила и живет (только бы у них было всё хорошо!) её семья, осталось семьсот сорок шесть. И даже если этот один – не тот самый, то в нём только что погибла семья её двойника, а может и сам двойник, ведь он не падал с крыши из-за пришельца и его хомячка.

И от этих мыслей Лина снова начала теряться, а хранители снова стали внутри неё строить кокон, спасающий от смертоносного срыва.

 

Ситуацию спасло появление Дай Руан.

Юмэ, явно обидевшаяся на то, что Лина не выпустила к ней друзей, и свернувшаяся клубком под бревном-лавочкой, подпрыгнула и, продемонстрировав умение превращаться в туман не хуже матери, понеслась к ней навстречу. Дай-Ру появилась в облике девятихвостой белой лисы на краю полянки, обнюхала и облизала радостно попискивающую малышку, а затем обернулась облаком и конденсировалась в прекрасную пышнохвостую деву уже рядом с нами.

– Ну что там? – нетерпеливо вопросил рыжий, активируя очередной кристалл (где он их только носит?).

Дед предложение лисы одобрил, но тоже считал, что сначала нужно избавиться от Волкано. И обещал форсировать это дело.

«Надеюсь, он не собирается убить легендарного хрыча?» – забеспокоился я. Не потому, что мне жаль было собственно хрыча, но проблем от его смерти было бы точно больше, чем выгоды.

– Убивать ненужно, – спокойно пропела Дай-Ру. – Он приехал сюда за вашим стражем. И достойная комиссия признала ревуна опасным и потребовала его и… изоляции – в бункере при столичной Академии стихий. Для проведения опытов.

Девчонки ахнули, глядя на невозмутимую Дай-Ру потрясенно.

– И что мы предпримем по данному поводу? – деловито осведомился Йож. – Нужно поднять волну протеста среди студентов?

Я покосился на рыжика с невольным уважением. Отчего-то даже сомнений не возникло, что этот манипулятор общественным мнением сумеет-таки заставить толпу воспылать любовью к внушавшему прежде лишь ужас Стражу.

– В этом нет нужды более, – ответила дева-лиса. – Лишь услышав приговор, ваш ректор приказал своему «рабу» умереть и, со словами: «так не достанься же ты никому!» – распылил труп.

– А?.. – удивленно уставились друзья на «труп распыленный». Но мгновения хватило, чтобы осознать изящество финта. – Отлично! Так теперь ты свободна?



Броня Сопилка

Отредактировано: 27.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться