Хранители Академии. След Чайки

Размер шрифта: - +

7.4

 

Чаепитие затянулось.

Мурхе впала в подобие транса, но подслеповатый дедок, огненно-рыжий, несмотря на возраст, не обращал никакого внимания на отсутствие собеседницы «здесь и сейчас», я же вообще ничего не понимал. Хотелось поговорить с Линой. Как никогда хотелось слышать её мысли.

Но всё когда-то кончается, закончилась и вода в самоваре. Я уже надеялся, что мы-таки выйдем и пойдем прочь. До встречи с братцем-то совсем немного осталось.

Но путь на улицу пролегал через лавку «добрейшей снаряги».

Через полчаса увлекательной экскурсии по палаточно-парашютным дебрям, среди верёвочных лиан, стендов с одеждой для экстремальных путешествий и прочими экспонатами, этот странный человек восклицал:

– Ты посмотри, какой жумар – один в Одессе!

Я удивленно покосился на ряд таких же металлических приспособлений непонятного назначения, висевших на одном из тысячи штырей со всякими карабинами, «восьмерками» и «реверсами», «блоками», даже «кролями», на кроликов вообще не похожими. А ещё с растяжками, закладками, «фрэндами» и прочими трэндобрэндами.

В этой лавке меня не оставляло чувство, что я попал в рюкзак мечты Тени. А у самой Тени при этом глаза просто горели – через все линзы и розовые стёкла.

Впрочем, вела она себя относительно пристойно, и срывать и запихивать в свой волшебный рюкзачок все эти штуки не бросалась. В итоге подобрала себе лишь пяток карабинов, жумар-один-в-Одессе, некий реверсо, растягивающуюся веревку («Ура! Динамика! Как же достали меня деревяшки!») и «веревку-репик», связку железных хреновин на ремнях, и спортивную обувку – те самые кроссы, по которым ностальгировала в нашем мире. Рассчиталась с помощью карты Латики, заглянула в комм, и почесала печально нос.

– Или спальничек погляди, он просто шикарен – чистый пух, весу даже триста грамм нет. И это зимний вариант! Или вот – ледоруб, облегченная модель, специально для изящных мадам. Или, может, у тебя скальники поизносились, так их есть тут… – продолжал соблазнять торговец, вызывая у Лины неконтролируемое слюноотделение.

– Всё, мой лимит исчерпан, дядь Сёма. Денег нет, так сказать… хотя… – она задумчиво потерла подбородок, – что насчет реальной деньги? – и, порывшись в рюкзаке, извлекла золотую десятку.

 

– Ну-ка, ну-ка, – золото блеснуло в шустрых пальцах торговца, а на глазах тут же появились очки с круглыми толстыми линзами. Он поднес монету к столу, над которым засветилось «вирт-окно». – На минуточку! – протянул торговец с нотками восхищения, глядя то на монету через очки, то в «вирт», опуская их на кончик носа. – Ви только подумайте! И много у тебя таких? – он перевел взгляд, ставший хищным, на Мурхе.

– Такая была одна, – насторожено уточнила та.

– Очень-очень надеюсь, шо других таких не будет.

– А что не так?

– Всё так, моя Мыша, всё так. Пожалуй, – хитрый дед, явно что-то задумав, снова сверился с вирт-окном, – я дам за неё… – и он накорябал что-то на бумаге, передавая лист Лине. – Но это, Мыш, токо по старой дружбе.

Лина присвистнула.

«Кто ж так торгуется?» – возмутился я. Однако, сумма, действительно, смотрелась заманчиво. «Пиплофпис» Серега нам раз в двадцять меньше отстегнул. Впрочем, эта монетка была и больше других, и вообще неходовая – слишком крупный размер, да ещё и потертая, столетней давности.

– Но только за условия, шо других таких не будет, –  уточнил меж тем «старый друг». – Хотя бы пару недель.

– Обещаю! – воскликнула Мурхе, и, судя по экспрессии, это была уже не Лина.

«Ой, что-то нечисто с этими монетами, хвостом чую, где-то нас нагревают. Ну, не может торговец, даже по дружбе, давать честную цену первым же словом!»

Но моих разумных мыслей никто уже не слышал.

– Тебе перевести? Или товаром? – деловито уточнил этот рыжий жук. Эта хитрая рыжая морда.

Заноза же вместо ответа издала нечленораздельный звук и помчалась радовать свою Теневую сторону ценными приобретениями.

Зная о фактической бездонности её рюкзака, я почуял, что дядя Сёма лишится приличной доли своей «амуниции», а мы – точно опоздаем.

Что ж. Может оно и к лучшему, я и так не особо одобрял эту встречу.

 

Однако…

За полчаса до назначенного времени Лина всё-таки затолкала мелкую на задворки сознания.

К этому моменту та успела разжиться невероятным количеством всяческой снаряги – я просто не в состоянии запомнить всех названий и тем более назначений. Но среди них точно были: Черно-синий рюкзак (свой старый Мурхе засунула внутрь этого) и новые серые брюки с карманами (и дались ей эти карманы?). Пара мотков верёвки – «деревянная», в том числе, (я её трогал, между прочим, даже на зуб пробовал, нификса она не из дерева!). Три пуховых спальника – на разные сезоны.



Броня Сопилка

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться