Хранители Академии. След Чайки

Размер шрифта: - +

12.3

Этот голос… я слышу его? Или просто схожу с ума? Неужели Она говорит со мной?

«Не забирай талант у людей, кем бы они ни были! Никогда больше. Вырванный дух обречён на ненависть, а её и так много в твоём мире. Она отравляет его».

Похоже, слышу. Но о чём она говорит?

«Вы губите свой мир».

– Мы его спасаем! – возражаю я привычной фразой. Вслух. Хорошо, что вокруг слишком шумно. Люди плачут и смеются, исцеляясь от недугов, они славят нас и Пресветлого.

«Убиваете! В ненависти нет спасения! У вас даже лечить волшебством нельзя. Помнишь тварь, которая пыталась защитить ведьму?»

– Её демона?

«Её ангела».

– Ангела? – поражаюсь я. – Как может ангел быть богомерзкой чёрной тварью?

«Её ангел-хранитель, её талант был осквернён. Осквернён духом твоего мира. И проклят отчаяньем людей».

– Но для того мы и приносим жертву, чтобы очистить мир от зла! – горячо заверяю я, но сам уже чувствую, что грешу против истины. И волосы шевелятся на голове, а по спине пробегает холодок.

«Увы, вы делаете иное, – грустно подтверждает мой незримый собеседник. – Отнимая талант у колдунов, вы полученной силой его изгоняете зло из места, в котором чаруете. Но зло не исчезнет, мало того, его станет больше ровно на одну искалеченную душу».

Ливень стихает, и сквозь дыры в облаках пробиваются живые лучи солнца. Сотни радуг мерцают то ближе, то дальше, сверкают омытые крыши и шпили, сияют лица людей, возносящих хвалу Пресветлому. Тела мёртвых на глазах обращаются в прах, сквозь него ввысь стремятся побеги растений, а в плесневелых когда-то фонтанах, единственных в этом городе источниках воды (и заразы), плещутся белые карпы, любители чистой воды. И птицы! Со всех сторон летят птицы, бежавшие из города, спасаясь от голодных людей, птицы несут в клювах зерна, бросая их новую почву, и те тут же проклёвываются и пускаются в рост.

Люди славят нас. И это звучит, как насмешка. Лишь околдованная ведьмой женщина рвется к своей «святой», заливаясь слезами, её удерживают два помощника. Кажется, она одна понимает, что…

– Это ведь не мы сделали, – я не спрашиваю, но слышу ответ в голове.

«Не вы. И не ваш ненасытный Пресветлый. Это сделала Сигаалль, принеся себя в жертву».

Теперь я знаю её имя, и едва удерживаюсь, чтобы не взглянуть на неё. На то, что от неё осталось. Но мне кажется, если я посмотрю, я перестану слышать голос.

«Может, тебя это утешит, – продолжает он, – сожжение помогло ей. Сиг погрязла в вашем мире, оскверненная ненавистью, витающей в воздухе, опутанная проклятиями тех, кому не смогла помочь».

Я хочу спросить многое, но наш странный разговор прерывает Со-Ринеро, мой главный помощник. С трудом удерживаюсь от того, чтобы не прогнать его. Но он, так же, как и я, понимает, что Чудо – не наших рук дело, и растерянно смотрит на меня, ожидая распоряжений.

– Проведи тщательное расследование преступлений, точнее деяний нашей ве… этой женщины. Если кто-то считает её святой, не одергивай, пусть объяснят. Начни с той особы, – указываю на околдованную женщину. Похоже, единственную из местных, чувствующую, что случилось.

– Мы поспешили с вердиктом? – задает помощник вопрос его тревожащий.

Я и так знаю ответ на него. Но голос в голове – не тот свидетель. Для признания святости нужны свидетели среди местных.

– Ты молод и честен, Со-Ринеро, я знаю, что ты найдешь истину, какой бы она не была. До готовности отчёта меня не тревожить. Иди! – говорю я, бросая случайный взгляд на прикованную к столбу ведьму, и замираю.

На мгновение мне кажется, что она жива, что огонь не повредил ей, лишь опалил одежды, обнажив красивое, хоть и истощенное тело. Серые волосы словно очистились от грязи, засияли лунным серебром. И это тоже – часть Чуда. 

И я жду, затаив дыхание, что девушка откроет свои неземные глаза и снова позовет меня. Но, под моим взглядом она – осыпается пеплом.

И пеплом осыпается мое сердце…

«Понимаю твою боль, – шелестит в голове грустный шёпот. – Ей тоже было очень больно, но она знала, с кем и с чем столкнулась. Как печально для неё закончился поиск Легендарной любви. Впрочем, с ним всегда так. Творец не любит, когда нарушают его законы».

– Кто или что ты? – решаюсь спросить я.

«Я отнятый тобой её хранитель, я – её последний дар тебе».

– Дар?.. Но разве достоин её даров я? Её убийца…



Броня Сопилка

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться