Хранители Академии. След Чайки

Размер шрифта: - +

12.8

 

– Да уж, – после затянувшейся паузы проворчала Лина. – Печальненькая история.

Как ни странно, даже в видениях с полным погружением Лина не ощущала всей возможной боли и ужаса, точнее не принимала их как свои. Да, было жаль Сигаалль, как жаль было Жанну д’Арк при просмотре кино. Ну, может, немножечко жальче. Она даже больше сочувствовала Тафину Сой-Садоро: по ошибке сжечь невинную, да ещё и половинку отражения, попутно выяснив, что и предыдущие жертвы его огня были так же невинны, и жить с этим остаток дней, брр! Но и его Лина ничуть не ощущала, как своего Филиппа.

Впрочем, с Тафином всё было сложным и недосказанным. Подробности его мести Пресветлому, ставшей смыслом его жизни после гибели Сигаалль, выяснить не удалось, ни угрозами, ни мольбами, ни наводящими вопросами. Но складывалось впечатление, что история была тёмная. По крайней мере, оба хранителя казались довольными тем, что Тафин, сразив Пресветлого, погиб сам.

Да, история явно была тёмной, или как минимум мутной.

Но время поджимало, и дел Лине с хранителями предстояло туча тучная. Нужно было разобраться со своими способностями в этом мире, прояснить ситуацию в целом, поговорить со Злым-Презлым спецом по душам и убедить её отпустить. Может даже стоит вызвать на разговор маму и выяснить, что они сделали с сестрой.

Хранить секреты скитальцев девушка не собиралась. Если они не могут ей помочь – флаг им в руки и попутный ветер в спину. Но на нуль-точку нужно попасть, обязательно. Уж от самой-то Лины привратник не отмажется, выйдет к ней, как миленький. М-да, только бы не переоценить свои силы. Накопителей с неприкосновенным запасом у неё не было вовсе.

Хотя… вот же, глупая! Как она до сих пор не догадалась спросить:

– Ребят, вы знаете ид этого мира?

«Ид? Нет. Мы тебе что, метримундики?»

– Иногда – очень похожи, –  хмыкнула Лина, невольно представляя, как выглядели бы метримундики, будь они живыми существами.

Жаль, всё было бы до безобразия просто, знай они хренов ид мира. Значит, план прежний.

О том, как дела у брошенного хранителями Филиппа, Лина старалась не думать до поры до времени, но, Лисс сам напомнил о нём.

«Оп, у нас проблема, – тревожно пробормотал хранитель. – Кажется, мой хомячок очнулся».

– Хомячок? Филипп, в смысле?

«Ага. Привык я к нему, пушистому».

– Но он же вернулся в своё тело, нет?

«Да, ещё при перемещении отсюда».

– А почему тогда – проблема? – не поняла Лина. – Погоди, а откуда ты знаешь?

«Я перестал его ощущать».

– О нет… – в глазах резко потемнело, и задрожали руки. Вот теперь ей стало действительно страшно – страшно даже подумать, почему хранитель перестал ощущать своего хранимого.

«Спокойно! – Лисс заметил её состояние. – Если он помрет, поверь, ты почувствуешь это сама, и сомнений у тебя не останется. Он жив, просто пока он был без сознания, он отчасти был связан со мной, а сейчас он полностью погрузился в тот мир».

– То есть, это хорошо?

«Не сказал бы, лучше бы он и дальше валялся в отключке. Понятия не имею, что он там отчебучит, без царя в голове-то».

Тани прыснула:

«Позвольте представиться, Царь, очень приятно. Очень приятно, Царь. Ага, ты от скромности не помрешь, Ли».

«Да я вообще не помру, не волнуйся».

– Отставить балаган! Времени в обрез! Надо действовать!

«О, созрела, наконец, деятельная натура», – спелись ехидные хранители.

 

Держись, моя любовь, я скоро буду.



Броня Сопилка

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться