Хранители Академии. След Чайки

Размер шрифта: - +

13.8

Так прошло два года.

Мир потихоньку оживал – точечно, медленно, но всё-таки оживал. Эр-Шар очистил ещё два места под города на расстоянии около пятидесяти километров один от другого. Чистые города он соединил защищенными туннелями, получив базовый треугольник. Эрх планировал постепенно покрыть такими треугольниками как можно большую территорию, а потом с помощью подручных магов провести ритуал «души света» над всеми этими землями. Найденных одарённых он обучал всему, что считал важным для этой цели. Впрочем, люди, не обладавшие особой силой, тоже с интересом слушали его уроки и наблюдали за опытами и чудесами, творимыми начинающими волшебниками.

Туранг Даррен тоже наблюдал, и он первый сумел повторить заклинания, он первый сумел развить дар с нуля, становясь всё сильнее, в итоге превратившись в сильнейшего мага земли. За ним подтянулись другие, вдохновлённые его примером люди.

Таким образом концу второго года у Эр-Шара было чуть меньше сотни учеников-магов.

 

Опыты же с синей кровью, увы, не приносили результата. Она либо не приживалась, либо убивала акцептора. Клонировать эрха, или хотя бы создать на базе его ДНК новый вид – тоже не удавалось. И на идее спасти человечество с помощью крови эрха уже собирались поставить крест.

Но случилось ещё одно важное событие. Родился Нерхаш, сын Эвелин и Эр-Шара. Имя Нерхаш дал ему отец, и означало оно «чудесный и цельный». Эрх не мог нарадоваться на ребёнка. Неизвестно почему, но до сих пор могущественный волшебник и скиталец не имел детей ни от одной женщины, ни в своем мире, ни в любых других. Словно он берёг своё семя для неё, для своей половинки.

Но для учёных было важно другое. Ребёнок обладал синей кровью эрха со всеми её полезными свойствами. Главный генетик Первого Чистого явился к Эр-Шару теперь уже не за кровью, а за семенем, и едва не лишился языка вместе с головой. Недовольству божественного эрха не было предела, но Эви уговорила его на этот шаг, при условии, что она лично будет, эм, «собирать материал».

Это отдельная эпическая история, даже воспоминания о которой заставляют мои уши пылать.

Как и предрекал Эр-Шар искусственное оплодотворение не оправдало надежд учёных, эмбрионы гибли, как прежде клоны.

Недовольный эрх собирался свернуть эксперимент.

– У нас в мире даже в голову никому не могло прийти что-то подобное, – возмущался он. – Детей – без силы, переданной родителем в момент зачатия, не бывает.

После этой, оброненной вскользь, фразы на нём скрестились взгляды всех генетиков научного центра. Но озвучить идею не посмел никто.

Никто, кроме Эви.

Именно Эвелин предложила Эр-Шару вступать в связь с другими женщинами, чтобы зачать детей с такой необходимой для выживания человечества кровью.

– Это бессмысленно. Ни от кого, кроме тебя у меня детей быть не может!

– Возможно, это не из-за меня, возможно так на тебя подействовали условия нашего мира, наша катастрофа. Может именно она пробудила в твоём организме инстинкт к размножению, – убеждала эрха Эвелин, и тот всё-таки согласился.

 Хотя другие женщины его не интересовали, истинную страсть он испытывал только к половинке, и контакт с любой другой женщиной не давал и десятой доли удовольствия, сводясь к механическому действу (так он говорил). Эви же убеждала себя, что не любит Эр-Шара, и его измена ради благой цели не заденет её, но сама сходила с ума от ревности.

Однако этот эксперимент ожидала совершенно невероятная удача. Мало того, что от эрха понесли почти все женщины, так половина из них к тому же «заразилась» синей кровью от собственного ребёнка.

И вот на четвёртый год Возрождения Эр-Шар обзавелся полутора сотнями детишек, а синекровных женщин теперь насчитывалось около шестидесяти. Эви ходила мрачнее тучи, эрх чуял её настроение и специально дразнил её, делая вид, что ходит налево с удовольствием, надеясь, что ревность заставит её признать свою любовь. Напрасно. Эви только больше злились и на него, и на себя, что не может не думать о нём.

В остальном, всё шло своим чередом, Чистых городов было уже двадцать восемь, ученики-маги не только учились повелевать стихиями, но и выполняли задачи по подготовке земель к финальному ритуалу.

А между Исихией и Вэбом зарождалась нежная дружба. К тому времени Иси родила от эрха девочку и приобрела благородный бледный оттенок кожи, получив от ребёнка в дар синюю кровь. Это не мешало отношениям с Вэбом, и Исихия часто летала с ним под куполом Первого Чистого. Как случилась беда, неизвестно, но сильнейшая воздушница упустила Вэба с огромной высоты.

Эви подозревала, что Вэб сделал что-то специально – дух учёного вообще безумен в своих проявлениях, а Вэб достиг таких высот в ментальной магии, что внушить мог что угодно и кому угодно, – но друг всегда отрицал свою причастность к случившемуся.

К изломанному и истекающему кровью мужчине Исихия неслась со скоростью своей стихии и, обрушившись рядом, раня и ломая себя, умоляла творца спасти возлюбленного. Она обнимала и делилась своей кровью с Вэбом, мечтая передать ему свою улучшенную регенерацию. Когда Эр-Шар с Эви прибыли на место трагедии, Вэб был измазан в крови Исихии так, что казался синеватым куском мяса в лохмотьях. Благодаря вмешательству эрха, парень выжил, а через полгода обнаружилось, что его кровь переродилась.



Броня Сопилка

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться