Хранители хаоса

Глава десятая

Глава десятая

Немизия

 

Великий каньон, Валь-Кирин

4-ый день месяца Зенита Солнца

2891 г. от ЯБТ

 

Булфадий выдернул крышку и стряхнул последние капли эликсира в рот. На языке защипало. Магистр достал флягу и сделал несколько глотков. Все, тонизирующего зелья у него больше не осталось, а это означало, что через несколько часов его потянет в сон. И если он уснет, то надолго.

Потому что не смыкал глаз он уже три долгих дня.

И все из-за этого Кристалла Барьера, будь он неладен. Шерк сообщил ему, что тот засветился еще сильнее, а это могло означать лишь одно – катастрофа надвигается. Стало быть, следует поторапливаться.

Расстояние в восемь переходов он преодолел за три дня, при этом загнав до полусмерти четырех лошадей. Границу крайнего королевства людей магистр миновал еще позавчера, но на его пути все еще встречались поселения кочевников, поэтому магистр с легкостью мог менять скакунов. Правда, с двумя последними возникли затруднения – степняки не знали Общепринятого и излагались с Хранителем Барьера на своем косноязычном наречии.

Но теперь все мелкие неурядицы остались позади, а впереди его ждал Великий каньон, древняя обитель валькирий.

К этим существам, гордым и независимым женщинам-птицам, Булфадий питал самые теплые чувства. Не смотря на то, что их предками были недружелюбные и отвратительные на вид гарпии, магистр считал их самой возвышенной и свободной из всех рас, созданных Богоподобными Творцами. Кентавры ему казались слишком гордыми и своенравными, а змееголовов он вообще не переносил на дух из-за их склонности к тайнам и интригам.

Великий каньон выглядел впечатляюще. Два протяженных крутых уступа, между которыми – пропасть. На ее дне протекала неглубокая речушка, лаская своими водами белые кости и черепа павших воительниц. На правом берегу, заросшем густой зеленью и деревьями, располагалось царство валькирий, Валь-Кирин, а на левом, пустынном, со множеством скал и ущелий, лежали земли гарпий. Как только Богоподобные Творцы создали новую расу женщин-птиц, то сразу же поселили ее здесь. И с тех пор у валькирий с гарпиями начались трения, перетекающие время от времени то в кровопролитные бойни, то в периоды затишья. Война продолжается уже много веков, и конца ей не видно.

Булфадий спешился и глянул наверх. На левой стороне каньона, над вершинами скал, парили гарпии – огромные крылатые существа с длинными когтистыми лапами и покрытыми перьями телами. Издалека они походили на орлов или ястребов, но магистр знал, что первое впечатление обманчиво. Эти твари кровожадны и беспощадны, как слуги Итхишора. Сколько несчастных путников попало к ним в лапы и сгинуло – не счесть. Среди трактирского мужичья ходило немало историй о том, как мужчины оказывались в гнездах гарпий и чем это заканчивалось.

«Сначала они по очереди с тобой спарятся, а потом, когда у тебя уже не останется сил, разорвут на части и сожрут», – вспомнился магистру рассказ одного кабацкого завсегдатая.

«Так это, должно быть, смерть приятная, – возразил ему приятель. – Сначала натрахаешься вдоволь, а потом будь что будет».

«Да они страшны, как ведьмы».

«Зато их много – и все разные».

Воспоминания о былых временах, когда Хранитель Барьера только начинал постигать чародейское ремесло и частенько просиживал штаны в деревенских трактирах, напустили на лицо грустную улыбку. Но она тут же улетучилась, как только Булфадий услышал горловой клич.

Посмотрел вправо и увидел двух летящих к нему валькирий. Они тоже имели сходство с птицами – огромный размах крыльев, вытянутые тела, прижатые к телу конечности. Но в отличие от своих прародительниц, валькирии выглядели вполне цивилизованно и дружелюбно – хотя бы потому, что носили одежду: льняные куртки, штаны и легкие сандалии. В руках каждая сжимала копье с листовидным наконечником.

– Приветствую тебя, путник, – сказала одна из женщин-птиц, приземлившись в нескольких шагах от магистра и обдав его ветром от взмахов огромных пестрых крыльев. Вторая встала с ней рядом.

В их облике было нечто дикое, звериное, но вместе с тем очаровательное. Длинные каштановые волосы странным образом вились, опоясывая шею и спадая на грудь. Глаза у одной были карими, у другой – зелеными, но у обеих они блестели хищным огоньком.

– Мое почтение, дамы! Я магистр Булфадий из Огонеппа. – Хранитель Барьера чуть склонил голову.

– Что привело тебя в Валь-Кирин? Не сочти за дерзость, но ты слишком стар для спаривания. Да и брачный сезон уже давно закончился. А других причин посещать наши края у мужчин нет, – произнесла вторая.

– Я здесь не для этого, – покачал головой магистр. – Мне нужна одна из ваших сестер. Ее имя – Немизия.

Валькирии переглянулись, на лицах у обеих застыло изумление.

– Зачем тебе на…

Но договорить вторая женщина-птица не успела – первая ткнула ее локтем в бок. И спросила чуть похолодевшим, но в глубине очень любопытным голосом:

– Что тебе нужно от нее?

– Я должен с ней поговорить.

Валькирии снова переглянулись. Первая повернулась к Булфадию и внимательно, почти придирчиво осмотрела.

– Ты посланник какого-то царя людей?

Магистр на миг задумался, ища подходящий ответ, а потом произнес:

– Можно сказать и так.

– А ты знаешь, кем является Немизия?

Булфадий подозревал, что та, кого он ищет, не могла быть заурядной личностью. Скорее всего, она занимает почетное положение в рядах валькирий. Как-никак влияние дефенона должно сказаться.

– Для меня не имеет значение, какой у нее статус. Мне просто нужно с ней поговорить.

Молчание. Потом первая женщина-птица сказала:

– Немизия наша царица. Она очень занята, особенно сейчас, когда гарпии снова стали нападать на наши гарнизоны.

– Тогда мое предложение ее наверняка заинтересует.



Денис Агеев

Отредактировано: 26.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться