Хранители хаоса

Глава тринадцатая

Глава тринадцатая

Шторм

 

Красный Океан, близ островов Три Пальца

16-ый день месяца Зенита Солнца

2891 г. от ЯБТ

 

Ибрагил стоял на верхней палубе, опершись о мачту. Черные, с белыми полосами, все в дырах и заплатах паруса шуршали над ним, гонимые северным ветром. Канаты от натуги скрипели, грозясь оборваться. День для мореплавания выдался сегодня благоприятный – корабль, плавно покачиваясь на волнах, несся по воде как по воздуху.

Волот вытер катящиеся по лбу капли пота – не смотря на ветер, день выдался жарким – и глянул вдаль. Но не для того, чтобы что-то там разглядеть. Он наслаждался ветром, солнцем, плеском воды за бортом. Свободой. Вот уже минуло почти три месяца, как чародей Йов освободил его от оков рабства, но только недавно он по-настоящему начал ощущать вкус свободы.

Волотарон, земля, откуда Ибрагил был родом, подпирают два моря: Северное с запада и Ледяное с юга. Но волоты никогда не славились мореходством, да и большую часть года оба берега этих морей устланы толстым слоем льда. Однако Ибрагил любил ходить на судах. Еще до того, как попасть к людям, он часто отправлялся в дипломатические походы по Ледяному Морю на драккаре своего дяди, Шогорта Джубы Болдуна. Правда, ветер там был куда холоднее и пронзительнее, а солнце светило так ярко, что казалось, будто можно ослепнуть, стоит хоть на миг взглянуть на него, не прикрыв глаз ладонью.

И сейчас, всматриваясь в линию горизонта, соединяющую океан и небо в единую размытую грань, он с грустью вспоминал те далекие дни. Строгий голос дяди, гогот матросов, запах немытых тел, клубящийся пар изо рта, пробирающий до костей холод.

Он бы все отдал, чтобы вновь оказаться в прошлом. И не знать всего того, что случилось с ним потом.

Рядом раздались громкие хлопки, как будто кто-то вытряхивал сор из белья. Или мимо пролетела огромная птица. Ибрагил обернулся и увидел приземляющуюся Немизию.

Женщина-птица чуть нагнулась вперед и аккуратно приземлилась на ноги. Огромные крылья сложились за спиной, и она не спеша прошествовала мимо волота.

– Опять летала на разведку? – спросил Ибрагил.

– Да. – Валькирия подошла к фальшборту, который был волоту чуть ниже паха, и облокотилась об него.

– Зачем ты это делаешь? Думаешь, капитан может сбиться с курса?

– Нет, – покачала головой женщина-птица и устремила свой взор вдаль. – Мне хоть иногда нужно разминать крылья. Я не привыкла столько сидеть без дела.

Ибрагил понимающе закивал и невольно глянул на ее желто-белые, переливающиеся на солнце крылья. Было в них нечто неправильное, что-то чуждое. Все равно, что увидеть человека с лишней парой рук.

– Да и в полете я чувствую себя намного лучше, чем… – Валькирия не закончила фразу, будто подавившись последним словом.

– Чем здесь?

Она молча кивнула.

– Не нравится общество людей?

Прежде чем ответить, Немизия подумала.

– Я просто привыкла жить в Валь-Кирине, среди своих сестер. А здесь… – Она покачала головой. – Здесь все не так.

Ибрагилу были знакомы ее чувства. В первые месяцы после того, как он покинул Волотарон, ему пришлось тяжко. Он даже думал, что не сможет выжить среди людей. А после того, как попал в рабство, так вообще поставил на своей судьбе жирный крест. Но недюжинная сила и боевая сноровка выручили волота, сделав его одним из немногочисленных любимцев публики. Нужно лишь немного терпения, и все постепенно встанет на свои места – эту простую истину он уяснил уже давно. А к остальному рано или поздно привыкаешь.

– Люди другие. Согласен, – кивнул волот. – Но у них тоже можно многому научиться.

Валькирия глянула на волота с внимательной осторожностью.

– И чему ты у них научился?

– Терпению.

– Неужели? – Немизия хмыкнула. – Люди не славятся этим качеством.

– Да. Глядя на них, изучая их, я понял, что именно его им и не достает. Некоторые теряют все только из-за того, что им не хватает простого терпения. Я понял, что если стану терпеливым, то получу преимущество. Признаться, только благодаря этому я стал чемпионом.

Валькирия посмотрела вдаль, словно выискивая там ответы на только ее мучившие вопросы.

– Я слышала, ты был гладиатором.

– Да, – кивнул волот. – Рабом-гладиатором. До тех пор, пока Йов не выкупил меня у Малькона и не подарил свободу.

– Рабом… – протянула Немизия так, словно это слово имело особый смысл. – Рабство есть только у людей. Ни валькирии, ни кентавры, ни змееголовы, – Валькирия бросила короткий взгляд на волота, – ни твой народ. Никто не подчиняет себе разумных существ. На это способны только люди.

– Ты забыла упомянуть рыбоящеров.

– О них мы почти ничего не знаем.

– Во времена Водяных войн рыбоящеры порабощали людей и использовали их как рабочую силу для возведения зиккуратов.

– Историю писали люди, а они могли приукрасить некоторые события для острастки будущих поколений.

– Волоты тоже принимали участие в тех войнах. Не такое явное, как люди, но принимали. Сведения об этом хранятся в наших преданиях.

– А ты, я погляжу, неплохо разбираешься в истории.

Ибрагил кивнул. Конечно же, он был хорошо образован… для волота и наследника трона Волотарона.

– Кем ты был до того, как попасть к людям?

Прежде чем ответить, волот подумал. Он не любил рассказывать о своей прошлой жизни. Но валькирия ему нравилась, как и Дак.

– Изгоем, – наконец выдавил из себя Ибрагил.



Денис Агеев

Отредактировано: 26.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться