Хранители хаоса

Глава двадцать первая

Глава двадцать первая

Каньон страха

 

Единый Океан, остров Околос

15-ый день месяца Заката Солнца

2891 г. от ЯБТ

 

Немизия чувствовала себя отвратительно. Толком поспать ей так и не удалось – после того, как Морк уснул, пришла очередь Йова караулить лагерь. Валькирии совершенно не улыбалось идти на боковую – слишком много мыслей, навеянных полуночным кошмаром, кружилось в ее в голове. Ей хотелось поразмышлять еще. Но молодой чародей подошел к ней сам и вежливо попросил идти в палатку. Выглядел, он, надо признать, помятым и уставшим. Кожа на лице бледная, глаза красные. Должно быть, его тоже одолевали кошмары.

Валькирия легла в палатку, но до утра так и не сомкнула глаз. Поразмышлять ей все же удалось, и даже построить несколько казавшихся вполне достоверными предположений.

Кошмары – это защитный механизм острова. Да, Околос женщина-птица считала чуть ли не живым существом. Должно быть, Богоподобные Творцы с помощью своих опытов настолько пропитали его магией, что он «ожил». И теперь пытается прогнать чужаков со своей территории.

И еще этот сон. Вернее, даже не сон, а настоящее видение. Подобного с Немизией раньше не случалось. Некоторые валькирии преклонных лет поговаривали, что ее мать частенько видела вещие сны. Не все сбывались в точности, но многое совпадало вплоть до мельчайших деталей. Сама нынешняя царица Валь-Кирина относилась к этим разговорам с недоверием. Мать никогда не посвящала ее в тайны подобного рода, а слухам Немизия не верила. Но недавний сон заставил ее все переосмыслить.

Женщина-птица редко видела сны, а если и видела, то мало что могла запомнить. В основном это были картинки из прожитой жизни, лица знакомых, обрывки мыслей. И все это вертелось в диком, хаотичном вихре. Немизия всегда в тайне посмеивалась над теми чудаками, которые пытались нащупать во снах сакральный смысл.

Но это видение оказалось совершенно другим. Оно было четким, последовательным и выглядело настолько правдивым, что не поверить в него было так же трудно, как не поверить в саму смерть. В нем валькирия не чувствовала себя посторонним наблюдателем, а находилась в гуще событий. Ужасных событий, наступления которых она всегда опасалась.

Валь-Кирин полыхал. Валькирии вели неравный бой, жестокий и кровопролитный. Немизия всегда считала своими главными врагами гарпий. Если уж и ждать коварного удара в спину, то только от них. Но в этом видении противником были не гарпии, а люди. Только люди эти совершенно отличались от тех, которых она встречала раньше. Они не были похожи ни на белокожих и светловолосых северян, ни на смуглых и черноволосых южан, ни на обитателей срединных земель. Даже островитяне, отличающиеся от других кантарцев темной кожей с бронзовым отливом и золотистыми волосами, были совершенно на них не похожи. Эти люди имели темно-коричневый цвет кожи, а головы всех без исключения были обриты наголо. Сущие демоны, явившиеся прямиком из Низшего Мира.

Черные люди-демоны рубили Высокие дубы и делали из них длинные копья, а из толстых бревен строили стены для своих крепостей. Зачем они им были нужны – Немизия не понимала, да и не собиралась понимать. Она тщетно пыталась защитить свою страну.

Враги были безжалостны. И очень многочисленны. В видении валькирия знала, что многие человеческие государства уже пали под натиском черных людей-демонов. Нетронутыми остались лишь пара стран в срединных землях, северяне и Волотарон, но туда враги просто еще не успели добраться. Копья и бревна как раз им нужны были для того, чтобы продолжить войну с теми, кто еще не сдался.

Она проснулась в страшной агонии. Во рту разразился пожар, воздух, проникающий в легкие, казался раскаленным. Потом она долго пыталась успокоить себя, слишком уж все казалось невозможным. Люди-демоны… что за бред! Откуда они могли явиться? На Кантаре подобных существ никогда не существовало, а значит, и взяться им неоткуда. Но неприятный осадок все же остался и дал богатую пищу для размышлений.

Во всяком случае, Немизия теперь понимала, что с островом что-то не так. Хотя, наверное, это уже понимали все.

Бен-Саллен так и не вернулся. Валькирия ничуть не удивилась – она не верила, что в схватке с несколькими чудовищами следопыт смог выжить. Стало быть, пришло время подвести итог: у них появились первые потери.

Айлин снова напомнила, что дефенам необходимо держать путь через скалы. И они выступили.

Немизия парила в воздухе в паре десятков локтей над землей. Скалистые уступы уходили в гору, все чаще встречались низкорослые размашистые деревья и кустарники, сквозь которые пешим продираться было нелегко. К полудню они преодолели всего треть запланированного пути. Йов ругался, а Айлин неустанно повторяла, что они все делают правильно, что это самый безопасный путь. Незримые фантомы вели через такие дебри, что казалось, будто они намеренно хотели увести дефенов от нужного направления. Тем не менее, маячащая на горизонте башня приближалась. Теперь даже с небольшой высоты Немизия могла разглядеть в отдалении и другие крепости. А если подняться еще выше, то ее взору откроется почти вся панорама острова.

Где-то там стоит та самая башня, излучающая странное зловещее мерцание. Природное чутье подсказывало валькирии, что в скором времени они дойдут и до нее.

Скалы становились все шире, проходимые участки сужались. Поднявшись чуть выше, женщина-птица решила разведать местность. Впереди разглядела огромное ущелье, отдаленно напоминающее ей родной Валь-Кирин. Только здесь не росло Высоких дубов, а скальные уступы были куда круче. А еще здесь не было гарпий. Правда, Немизия уже несколько раз уловила движение в темном провале ущелья. Что это было, она, разумеется, разглядеть не смогла.

Вскоре она увидела тоненький, покачивающийся на ветру канатный мост, соединяющий половины ущелья. Иных способов перебраться на другую сторону, судя по всему, больше не было. Во всяком случае, поблизости. Валькирия сделала крутой вираж и начала быстро снижаться. Нужно было предупредить остальных о предстоящем переходе и указать верную дорогу.



Денис Агеев

Отредактировано: 26.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться