Хранительница "Беглые толки"

Размер шрифта: - +

Глава №3

Ты там увидишь сказку мира,
Кентавры бродят на лугу,
И вдруг на месте ты застыла,
Раздался вой, что на яву...

* * *

Несколько дней прошли у меня одинаково. С утра я занималась волком, что с каждым разом становилось сложнее. Впрочем дед предупредил меня об этом: как только зверь окрепнет, он будет кидаться и навряд ли подпустит к себе.

Потом от нечего делать я раз за разом обходила дом, осматривая и изучая его. Все старалась понять, что это было за место. Никаких документов я здесь не нашла. Даже не смогла угадать, в какой комнате жила моя предполагаемая бабуля. Сколько бы раз я не обходила, и не осмотрела комнаты, все, как и предыдущая была чуть ли не вылизанная до чистоты! Ни соринки, ни былинки, даже не единой личной вещички нет! Что казалось весьма странным.

«Может старушка здесь и не жила, а дом ей просто принадлежал, и она его сдавала?»

На время пребывания в доме, я решила переселиться на чердак. Только на её двери я обнаружила засов. Но на ночь я все равно блокировала входную дверь креслом. Да, весьма не эффективная мера безопасности, но так было немного спокойней.

Дни шли, волк как и прежде неохотно подпускал меня к себе, но все же я старалась аккуратно обрабатывать раны. Разговаривала с ним во время процедур, иногда ругала, когда едва успевала отдёрнуть руку от его челюсти клацнувшей совсем рядом с ней, а порой уговаривала поесть. Разговор с волком не лучший выход, но от одиночества и скуки, такие разговоры иногда приносили спокойствие.

Вскоре он стал потихоньку разгуливал по дому, что не могло меня не радовать, значит, скоро можно будет выпустить его на волю. А вот как я выберусь в цивилизованный мир, из этого места, остается для меня проблемой. Связь за эти дни так и не появилась, и я стала беспокоиться. Скоро закончится отпуск, и я должна вернуться на работу.

Как обычно гуляя вечером вокруг дома, я стараясь понять, смогу ли добраться отсюда до деревни пешком. Да, погода улучшилась, но снег, по-видимому не скоро растает, а выбираться отсюда как–то надо. До деревни пара часов езда, пешком гораздо дольше,.

«Да, это будет сложно, но что поделать, не зимовать же мне теперь тут?!»

Вернувшись в дом и сняв верхнюю одежду, я прошла на кухню, намереваясь съесть ужин, который приготовила ранее и оставила остужаться. Но то, что обнаружила там, меня возмутило!

– Ах ты, паршивец! – воскликнула я, наблюдая за тем как волк, стоя на задних лапах, держась передними за стол, ест мой ужин!

Волк на мой оклик даже не обратил внимания. Я обиженная его поведением, схватила со стола полотенце и бросила его в зверя. Тот резко поднял морду от тарелки, и как–то нехорошо посмотрел на меня. И его хищный взгляд мне не особо понравился.

Волк медленно спустил лапы и рыча не торопясь пошёл на меня.

Ещё со школы я помнила, что когда рядом хищный зверь, нельзя бежать, или делать резких движений. Поэтому, стала медленно отступать назад, проклиная себя и то несчастное полотенце. За эти дни я настолько привыкла к волку, что совсем позабыла, о том что он все же дикий зверь.

Отчего–то, ранее я не испытывала к волку страха, до этого самого момента. Только сейчас я поняла, что загрызть ему меня ничего не стоит. И только сейчас до меня дошло, какую я совершила ошибку, решив спасти волка.

Я медленно пятилась от зверя, а волк неспешно шёл на меня. Так незаметно он и припёр меня к стене откуда я уже не видела выхода. Бежать я бы никогда не рискнула. Волк хоть и был ранен, но он все же дикий зверь, и инстинкты у него превыше всего.

Зверь оскалившись зарычал и прыгнул на меня.

Испуганно вскрикнув я закрыв глаза и резко присела, сжавшись от страха в комочек. В голове пронеслась мысль; что это конец!

Почувствовав резкую боль в ноге я вскрикнула, резко подняв голову, тут же встретившись с хищным взглядом. Волк стоял так близко, что я чувствовала его горячее дыхание на лице. Смотря в голубые глаза, что напоминали мне лёд в холодной Антарктиде, (такие же холодные, и неживые) я разозлилась, на него, на себя, и на ту ситуацию, в которой оказалась, из-за глупости.

Отпихнув морду волка от себя, зло воскликнула.

– И эта вся твоя благодарность? После того как я тебя спасла, ты вздумал меня загрызть? – держась о стену я поднялась не спуская с волка глаз. – Даже не смей об этом думать, понял меня? – бросила чеканя каждое слово, вкладывая в них раздражение и злость.

Волк после моих слов, а может от моей интонации очень странно себя повёл. Он приник к полу всем своим немаленьким телом, и затих.

– Так–то лучше! – заявила я, и похромала мимо него на кухню.

Нога ужасно саднила; не то что было больно – скорее, неприятно, но посмотреть и обработать рану все же стоило. Достав в одном из шкафов аптечку, я вернулась в гостиную, затем, стянув с себя штаны, уселась на диван и взглянула на рану.

Оказывается, он не укусил меня, а поцарапал оставив следы от когтей. Вздохнув печально, стала ковыряться в аптечке в поисках перекиси: что бы ни сделал этот зверь, а обработать это нужно.

– И зачем, спрашивается, я вообще сюда приехала? Знала же, что все кончится именно этим! – запричитала, чувствуя как на глаза наворачиваются слёзы. – Ещё этого подобрала, добрая душа, чтоб меня! – раздражённо бросила. – Выходила, переживала, а он… – Тут я не выдержала и всхлипнула. – Ещё и перекись эта… где она есть?

Вдруг стало так жаль себя! Одна, не пойми где, связи нет, уехать возможности нет, ещё и этот… неблагодарный!

Сама не заметила, как небольшой всхлип превратился в плач, а потом и в рыдание. Сколько я так просидела, жалея себя, не знаю, но моё одиночество прервал волк, бесцеремонно ткнувшись мордой в колени.



Walentina

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться