Хранительница Мира

Глава 3

/Хранительница/

 

Первым опомнился Ривен. Брат прорвался сквозь заслон повернувшихся ко мне спиной мужчин. Глядел куда угодно, только не на меня. И даже споткнулся, чуть не растянувшись на уходящей из-под ног палубе.

— Держи, — он протянул мне свою куртку.

Братишка выглядел мрачным. Наверное, вряд ли обрадовался тому, что я оголилась перед столькими зрителями. А уж как я негодовала. Радовало только то, что на мне было надето дорожное платье, а то лишилась бы доспеха с мечами. Приняв куртку, я сразу натянула ее, скривившись оттого, что приходится надевать ее на голое тело. А еще меня все больше охватывало беспокойство.

— Капитан! — громко позвала я, когда застегнула пуговицы куртки.

Арчер прошел ко мне между расступившимися моряками. Мужчина был невероятно серьезен и старался глядеть в сторону, несмотря на то, что я уже прикрылась. Куртка брата почти достигала колен. Ох, уж эти нравы Силмана. Думаю, если я опишу им свой купальник, меня зачислят в развратницы.

— Ундины приплывали предупредить. Из Тетира за нами отправился корабль с сильными магами на борту.

— Мы предупреждены, — после кратких раздумий проговорил он, кивнув своим мыслям, — а это уже преимущество. Думаю, мы отойдем от суши на большее расстояние.

— Здесь я полностью полагаюсь на ваш опыт.

— Рад слышать, — усмехнулся Арчер. — Спуститесь в каюту, принцесса, вы и так взбудоражили весь экипаж, — и отвернулся, намереваясь проследовать к капитанскому мостику. 

— Будто я специально, — пробормотала под нос.

— Он прав, пойдем, — Ривен приобнял меня за плечи и повел к лестнице, ведущей в вниз. — Ну и напугала ты нас, когда прыгнула за ундиной. Если бы не Лалиэн, мы бы тут с ума посходили.

— Ты бы тоже мог понять, что ундины не желают мне зла.

— Духи природы со мной не беседуют, как с вами, — Ривен крепче прижал меня к себе, чтобы была возможность пройти между моряками. Которые, впрочем, тоже начали расходиться, подгоняемые командами капитана Арчера.

— Принцесса! — ко мне подлетела взбудораженная Изабелла. — Вы были ундиной! — схватила за руку, даже кожу потерла, проверяя на наличие чешуи.

— Временно. Наверное, чтобы я могла понять речь ундин под водой.

— Иногда о таком говорят, — Изабелла теперь присмотрелась к моей шее в поисках жабр, — что разочаровавшиеся в любви девушки бросаются в море, желая стать бессердечными ундинами. Но это же легенды!

— Может быть, — пожала я плечами, теперь пытаясь вспомнить, как ощущала себя после перевоплощения.

Действительно, не было шока, сильного изумления. Все чувства приглушены. Я о преследовании-то забеспокоилась, когда оказалась на борту корабля. Так что, возможно, в легенде больше правды, чем вымысла.

Ривен проводил меня до каюты. И на этот раз я облачилась в брюки, рубашку, кожаный жилет и надела пояс с мечами. Кажется, расслабиться можно будет в следующей жизни.

«Что думаешь?» — спросила Исааза без надежды на ответ.

«“Они нагонят. Орден привлек сильных исполнителей».

«Утешил».

«Я и не пытался».

Стоило подняться наверх, как меня обступили друзья, сестра и несколько особо любопытных матросов. Все желали узнать подробности, а друзья еще и причины отчаянного прыжка в воду. Пришлось объяснять, что я не чувствовала в ундине врага. Но друзья все равно не на шутку перепугались, потому ворчали. Но в целом, первый день на корабле можно считать вполне спокойным, хотя и прерываемым порывистым ветром. Оставалось надеяться, что остальные пройдут в ритме полного штиля.

Так и получилось. Я постепенно привыкла к режиму жизни на корабле. Отдохнула после последних приключений и дворцовых интриг Драко. И все больше сближалась с Аркарионом. Вечерами даже ощущала себя обычной девчонкой, влюбленной и легкомысленной, когда просто лежишь рядом с ним, болтаешь о всякой ерунде и смеешься, перемежая разговоры поцелуями. Правда иногда мелькал страх, что я позволяю себе слишком расслабиться, что голова должна быть забита не вечерними посиделками с женихом, а решением трудностей, с которыми предстоит столкнуться в пути. Ведь нужно сохранять холодную голову на плечах.

Особенно остро врезались в мозг подобные мысли, когда я ловила на себе взгляды Дайроса. Слова Марии не столько заставили задуматься об отношении к нему, сколько подвигли к тому, чтобы подумать о том, что же я не замечаю. И теперь я внимательнее приглядывалась к Дайросу, и он больше не казался безучастным. Все чаще я перебирала эпизоды нашего общения. Наверное, это воображение дорисовывало подернувшиеся серостью давности воспоминания. Но теперь я не сомневалась, что тогда в пещере он собирался меня поцеловать. А поцелуй после пробуждения мне не показался. И это плохо. Происходило то, от чего я отмахивалась и чего боялась. Я встала между лучшими друзьями.

С одной стороны, если я что-то и попытаюсь изменить, могу сделать только хуже. Дайрос ведь не предпринимает никаких действий. Общается с Лалиэн, ухаживает за ней. Может, это я накручиваю себя глупостями? Вижу то, чего нет, сделав неверные выводы из слов Марии. А если нет, то ждать взрыва страшно. Он ведь когда-нибудь грянет.              

А вообще, это море. Это команде корабля всегда есть чем заняться. Наши дни проходят за разговорами, легким досугом и прогулками по палубе. В дороге устаешь и нет времени придумывать всякие глупости. А тут…

***

— О чем мечтаешь? — Аркарион слегка взъерошил мои волосы.

Завозилась, зевнув. Кажется, уйдя в свои мысли, я начала засыпать, положив голову на его плечо. На узкой кровати моей каюты мы вдвоем еле помещались. Так что я лежала, закинув ногу на его бедро. Последние дни мы так часто валялись, иногда и засыпали за разговорами. Покачивание корабля этому очень способствовало.

— О Лалиэн и Дайросе. Мне кажется, у них налаживаются отношения.

— Лали заметно ожила, — согласился Арк, улыбнувшись.



Алекс Найт

Отредактировано: 31.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться