Хранительница Мира

Глава 6

/Дракон/

 

Давно так спокойно не спалось. И было невероятно тепло. Нос наполнялся приятным цветочным ароматом. Так могла пахнуть только девушка. Похоже, сон. Откуда в его постели взяться девушке, если последние месяца проходят в тяжелой дороге и тревогах? Но как же не хочется выныривать из этого сна.

Представить на мгновение, что путь их окончен, что они достигли цели и добились успеха. И теперь Безликий не угрожает миру новой войной, в которой уже нет противников, способных ему противостоять. Представить, что рядом лежит она…. Александра. Что ее волосы он пропускает сквозь пальцы, ее губы ласкает своими, требуя ответить, ее тонкое тело прижимает, ощущая, как впиваются в кожу на груди острые ноготки, и ее стон разносится в тишине, когда она наконец отвечает на ласку.

Сон, такой реалистичный, продолжался, врываясь в мысли все новыми образами и ощущениями. Но все хорошее имеет свойство заканчиваться. Поцелуй вдруг прервался и в грудь ударили ладони, требуя пробуждения. Дайрос нехотя приоткрыл глаза, проморгался, пытаясь понять, где находится. После бессонной ночи пришла беспокойная, и он не помнил, где и как заснул. А сейчас, глядя в голубые глаза Лалиэн, начал понимать, что так и не добрался до своей каюты. И кажется, сон стал не совсем сном, чуть не вылившись в реальность с вполне естественными последствиями.

Дайрос медленно разжал объятиях, осторожно выпуская волосы девушки из ладони и убирая вторую с уже обнаженного бедра. Лалиэн завозилась, опустив голову, поправила юбку платья. Возбуждение все еще наполняло сознание, и Дайрос даже чувствовал некоторое разочарование из-за того, что она остановила его. Может, так было бы легче?

Он мотнул головой, пытаясь отбросить остатки сна. Лалиэн — невинная девушка, только пережившая разочарование в любви. Ей бы точно не было легче. Не говоря о том, что между ними нет других чувств, кроме дружбы. И до сегодняшнего пробуждения с ней в одной кровати он не мог воспринимать ее как девушку. А сейчас возникали мысли вновь обнять ее, поцеловать и оценить свои чувства уже не во сне, а наяву. Но следующие слова Лалиэн заставили вмиг опомниться:

— Ты любишь ее?

— Кого? — растерянно отозвался.

— Александру. Ты назвал меня ее именем, когда целовал.

— Она красивая девушка, — выдавил из себя Дайрос, не зная, что сказать.

После сна еще с трудом соображалось, а мысли о том, что он случайно выдал чувства к Александре своей будущей невесте, окончательно выбивали почву из-под ног.

— И часто она тебе снится? — прищурилась Лалиэн. Злилась.

— Редко. Да и сон ты навеяла.

— Я?

— А кто оставил меня спать в своей постели?

— Не выгонять же тебя было, — теперь она смутилась и даже попыталась отодвинуться.

Дайрос не отпустил, вновь притянул девушку к себе. И даже позволил себе вдохнуть цветочный аромат ее волос.

— Тебе понравился поцелуй?

Лалиэн напряглась в его объятиях, только сразу расслабилась, кивнула головой, а потом и прошептала ответ:

— Было приятно.

— Тогда у нас есть шанс, потому что и мне было приятно.           

Он бы даже хотел повторить, только боялся, что не сможет остановиться. У него действительно слишком давно не было женщины, чтобы трезво отделить чувства от желаний тела.

Они затихли, решив отбросить разговоры, и просто наслаждались спокойным утром. Пока из-за двери не послышались громкие голоса. Ривен, Аркарион и Александра.

— Сними, говорю! — требовательно воскликнул Ривен.

Переглянувшись Лалиэн и Дайрос выбрались из кровати, чтобы подойти к двери. Приоткрыв ее, Дайрос увидел и друзей.

— Ривен, остынь, — попросила Александра, пытаясь выглянуть из-за спины Аркариона.

Она выглядела лучше, щеки сейчас пылали от гнева, а глаза блестели. Сегодня она облачилась в дорожное платье, поверх которого набросила пояс с мечами.

—  Я сказал, сними, — потребовал Ривен.

— Нет, — жестко ответил Аркарион. — Это ее решение, не твое.

— О помолвке, а не о свадьбе.

— Успокойтесь, вы оба! — Александра сорвала брачный браслет с запястья, продемонстрировала его. — Доволен? Или еще и наличие девственности потребуешь доказать? — и вновь защелкнула браслет, но кажется, неудачно, потому что зашипела от боли.

Дайрос несколько долгих мгновений смотрел на брачный браслет, пытаясь осмыслить новости. Сердце замерло, а мир будто объял вакуум, не пропускающий посторонних звуков. Аркарион упоминал, что сделал Александре предложение. Получается после прошедшей ночи она его приняла. Любит ли она его? Что за вопрос? Конечно, да.

Ривен смутился, не найдя слов на столь откровенный вопрос сестры. Тогда и заметил Дайроса с Лалиэн в дверях.

— Вы издеваетесь! — в чувствах воскликнул он, вскинув руки.

— Ой, — Лалиэн юркнула за спину Дайроса.

Ему же оставалось надеяться, что если лицо Арка уцелело, то и его не пострадает.

 

/Хранительница/

 

— Ривен, хватит бушевать! — возмутилась я, когда брат ринулся защищать и честь Лалиэн.

Понимаю, он волнуется за нас, переживает о соблюдении приличий. Но мы уже почти полгода путешествуем в компании мужчин. Какие приличия, если мы ходим в туалет в соседние кустики?

— Лучше подлатай мне спинку, болит, — нашлась я.

На самом деле, стараниями Аркариона за ночь боль притупилась. Правда, ходила я все равно с осторожностью и старалась не совершать лишних движений. Лучше бы вообще отлежаться, но я желала выяснить, как враги пробрались на корабль, еще и в мою каюту.

— Зачем ты вообще встала? — проворчал он, подходя ко мне.

— Надо было оставаться в кровати?

Голубые глаза брата блеснули недобрым огнем, шутку он не оценил. О чем он вообще думает? Что мы всю ночь с Арком любви предавались? Меня вчера шарахнуло об стену. Без магии и мазей я бы до сих пор лежала в кровати и выла от боли в ушибах. А так, просто лежала пластом и боялась лишний раз пошевелиться. А Аркариона почти жаль, потрогать дали, только дальше поцелуев дело не пошло. Но ночь с ним прошла спокойно, наутро я пришла в себя и сейчас стыдилась проявленной вчера слабости. Это не первые враги, которые встретились на пути. И не последние.



Алекс Найт

Отредактировано: 31.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться