Хранительница Мира

Глава 9

/Хранительница/

 

Я все-таки ошибалась. Поцелуи бывают разные. Этот лишал воздуха и всяческих мыслей. Губы Дайроса сминали мои в яростном поцелуе, ласкали и покусывали, а руки, казалось, были везде. Он целовал так напористо, так отчаянно, вкладывая в каждое прикосновение все те чувства, которые испытывал. Ласкал жадно и трепетно, будто в неверии, что дотянулся, что я настоящая. Казалось, пытался насладиться каждой секундой. Я лежала распластанная под его телом и не могла вдохнуть полной грудью, задыхаясь под шквалом ощущений. Наверное, поэтому ответила. Его горячность не могла оставить равнодушной.

Пальцы скользнули по обнаженным плечам, запутались в его густых волосах. Но я сразу отдернула руки, зажмурившись до искр перед глазами. Надо остановиться. Потому что это неправильно, нечестно по отношению к Аркариону. Арк. Как он оказывается сдерживался со мной. В отличие от Дайроса, который не сдерживался, наоборот, атаковал, не давая и секунды на то, чтобы попытаться вырваться.

— Остановись, — прошептала, когда его губы спустились поцелуями-укусами к шее.

— Не могу, — выдохнул, опустил рукав платья, оголяя плечо, чтобы припасть к нему губами. — Я так хочу тебя, — хриплый шепот пробежался мурашками вдоль позвоночника.

И я почти обрадовалась, когда услышала шелест листвы. Враги вернулись, не найдя следов. Оказалось, вступить в новый бой легче, чем собрать воедино разрозненные мысли. Дайрос приподнялся надо мной, поморщившись от боли в раненой руке. А потом встал на ноги, взглянув на меня с сожалением. Я тоже подскочил и выхватила метательные клинки, начав отдаляться от Дайроса, чтобы дать друг другу пространство для маневров.

Первый пират показался из-за кустов через секунду, а во вторую клинок вонзился в его горло. Захрипев, мужчина вскинул руки и повалился на спину. За его спиной появились еще двое. На этот раз клинок со звоном ударился о сталь подставленного оружия. Выхватив мечи, я бросилась вперед, парируя первый выпад противника ударом наотмашь. Развернулась, заходя ему за спину, и скользнула лезвием Льда по щиколотке пирата. Вскрикнув, он припал на раненую ногу, а следом уже Вихрь рассек его глотку. Обернувшись, я обнаружила второго врага уже мертвым. Он лежал у ног Дайроса, который тоже настороженно прислушивался к звукам леса. Раненая рука не помешала ему быстро завершить бой.

Снова в лесу царила тишина, прерываемая раскатами грома вдали. Кажется, стихия все еще ярилась. Возможно, и бой продолжался. Оставалось надеяться, что наши близкие, как и экипаж корабля, в порядке. Убедившись в том, что опасность миновала, я присела и вытерла лезвие от крови о штанину брюк врага. Присматривалась к мертвецу, и уже не было прежней дрожи. Когда я успела привыкнуть к смертям и убийствам? Я изменилась под весом обстоятельств, или Исааз изменил меня?

— Александра, — позвал Дайрос, вкладывая свой меч в ножны.

Черные глаза, казалось, еще потемнели и напоминали бездны, в которых плескались неуверенность и злость. На себя или на пиратов?

— Нет, — жестко бросила я, когда он сделал шаг ко мне.

Резким движением погрузила мечи в ножны и коснулась браслета на запястье, словно ища в нем поддержки. Мне казалось, я все решила. После ночи с Аркарионом и пробуждения в его крепких объятиях, после того, как он спас меня, в очередной раз доказав свои чувства, я больше не собиралась позволять себе сомнений. Жизнь и так слишком коротка. А моя может завершится в любой момент. Я все решила! По крайней мере, я так думала. Пока не ответила на поцелуй Дайроса.

— Ты все разрушишь, Дэй!

Он вздрогнул, отступив на шаг.

— Наши с Арком отношения, вашу дружбу. Все, одним махом.

— Думаешь я этого не понимаю? — тени четче обозначили резкие черты его лица.

Я почти жалела о тех секундах, когда он смотрел на меня с нежностью и страстью. Потому что тогда он был живым, а сейчас напоминал каменную статую.

Судорожно вздохнув, я отвернулась. Мы устали и вымотаны. И сейчас просто разругаемся, о чем, уверена, будем потом жалеть. Дайрос и Аркарион стали моей поддержкой и опорой в новом мире. Столько раз защищали, спасали. Меньше всего на свете я хотела сделать кому-нибудь из них больно. Но, кажется, этого не избежать, а метания в итоге сделают несчастными всех.

— Я не хочу выбирать между дружбой и любовью.

— Я тоже.

Установилась напряженное молчание, вязкое и тяжелое. Оно жгло легкие, оседало тяжестью в груди и кипело слезами в глубине глаз. Я все не решалась посмотреть на Дайроса. Лишь поправила на себе это дурацкое платье.

— Пойдем дальше, — Дайрос подступил ко мне, сжал ладонью плечо.

— Пойдем.

Он повел меня обратно к берегу.  В отличие от нас пираты не ранены, не вымотаны сложным днем и рано или поздно, объединившись, загонят в ловушку на небольшом острове. Поэтому мы решили попытаться увести одну из шлюпок. Обратно шли в молчании, прислушиваясь к звукам леса. Где-то вдали слышались голоса, пираты продолжали разыскивать нас. Путь обратно занял даже больше времени: усталость и ушибы давали о себе знать. Дайросу явно становилось все хуже, кожа побледнела, на ней выступила испарина, а глаза блестели, словно в лихорадке. Кажется, магическая рана продолжала свое действие.

На берегу находилось три шлюпки, которые караулили четыре пирата. Не самый простой расклад, даже если бы мы были в форме.

— Сейчас бы не помешал лук, — невесело усмехнулась я.

— Ты все равно плохо стреляешь, — Дайрос извлек меч из ножен.

— Я атакую магией, — решилась, соединив ладони перед собой.

Дайрос приоткрыл было рот, чтобы высказать сомнения, но передумал.

— Не повреди шлюпки.

— Постараюсь, — даже прикусила язык от стараний.

Резерв с трудом отзывался, а пламя не желало просыпаться. Но я была упрямее, и вскоре между ладоней загорелся синеватый огонек. Развела ладони в стороны, напитывая огненный шар большей силой. И выругалась, когда пламя развеялось. Получилось только с третьей попытки, когда голова уже кружилась от напряжения. Наверное, не выйди и сейчас, Дайрос остановил бы меня. Но пламя разгорелось.



Алекс Найт

Отредактировано: 31.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться