Хранительница носков

Размер шрифта: - +

7.2

И она первая склонилась в низком поклоне. Я последовала её примеру, не особенно рассматривая, кому кланяюсь. Недалеко от нас от конюшни в сторону замка протопали и остановились напротив несколько пар сапог. 

- О, Суринья! Куда подевался твой сын?

Я поняла, что кастелянша разогнулась, и тоже поднялась. Перед нами стояли два высоких молодых господина, похожих на короля – глаза были такие же черные, носы также вздернуты, только один как и его величество не смотрел на нас, а другой довольно приветливо улыбался. Именно он и задал свой вопрос.

- Ах, ваше высочество! – всплеснула руками Сурья. – Призван служить в его величества, вашего батюшки, да продлит его годы Дева-Праматерь, полки! Пошёл обозным урядником, за лошадками присматривать.  

- Жаль, он хорошо с моим скакуном ладил, - его высочество говорил с Суриньей, а смотрел на меня. И взгляд его был такой… такой… Какой-то неприятный, от него хотелось спрятаться, закрыться. Он смотрел и, видя моё смущение, улыбался всё шире, и от этого казался не только неприятным, но ещё и опасным. Потом толкнул локтем в бок брата, который так и стоял, задрав нос, наклонил к нему голову и не сводя с меня своего опасного взгляда со всё более устрашающей  усмешкой произнёс:

- А смотри, какая у нас тут куколка!

 Другое высочество обратил на меня свой презрительный взгляд, который становился с каждой секундой всё более голодным и заинтересованным. Но как-то вдруг меня прикрыло плечо. Защемило в груди – что-то родное было в этом жесте. Мне бы хотелось, чтобы это было плечо моей Лукки, но это была всего лишь кастелянша. Сможет ли она отстоять меня перед этими важными господами, как могла отстоять меня моя названная скстра перед приютскими мальчишками? Это ведь принцы! Но напрасно я сомневалась Суринье, эта добрая женщина знала, что делать.

- Ваши высочества! Вы заметили нашу новую Хранительницу носков! Как замечательно! – она защебетала так бойко и звонко, будто махом помолодела лет на десять, при этом непрерывно кланялась и приседала, всё больше и больше загораживая меня собой. – Его величество, ваш батюшка, да продлит Дева-Праматерь его годы, взял под свою высочайшую опеку Хранительницу. А как же? Редкий дар. Да! А вске мужчины королевского рода так ценят порядок в своих носках!

Суринья с самыми счастливыми интонациями громко говорила это всё, разводя руками, словно ветряная мельница. Взгляды их высочеств всё ещё скользили по мне, но интерес явно угас, оставшисть не более, чем любопытным. Под конец они ещё переглянулись, и один едва заметно пожал плечами, другой дернул бровью. Может я плохо рассмотрела из-за Суриньи, но мне показалось, что в этом было сожаление. Напоследок принцы кивнули кастелянше, прожгли меня своими черными взглядами и ушли. Неспешно, важно, по-королевски.

Когда спины сыновей венценосца скрылись за ближайшим зданием, Суринья повернулась ко мне. Во взгляде её была тревога.

- Девонька, сама гулять не ходи, зови меня или кого-то из стражников. Я поговорю с парой верных и… - она, болезненно сморщившись, оглядела меня, - и возрастом постарше, чтобы ходили с тобой. И чтобы со службы провожали до комнаты.

Она задумалась, пожала плечами и проговорила будто сама себе:

- Хотя… они брезгливые, вряд ли пойдут в служебные коридоры… - А дальше уже встревоженно глядя мне в лицо: – Но, девонька моя, всё же сама из дворца не ходи, поняла? Лучше меня найди или кого ещё. И в комнату к себе как заходишь вечером, дверь на засов-то и закрывай. Поняла? Обязательно закрывай! Плащ носи, что с капюшоном глубоким. Поняла?

 И вот от этого серьезного тона мне стало страшнее даже больше, чем от взглядов их высочеств. Я закивала, не в силах говорить. Суринья отвернулсь в сторону и забормотала:

- Лучше бы замуж, да больно молода… Да и когда им муж был препятствием?..

         ***

Я сильно тревожилась. По утрам у моей двери я встречала седоусого высокого стражника. Он молча шел за мной до кухни, где тётя Аннина давал мне кружку отвара или молока и булочку, потом шел позади, пока я добиралась в свою каморку, а после работы меня встречал уже другой стражник или правильнее сказать сторож. Это был уже пожилой, немного ссохшийся старичок, который любил поболтать сам с собой. Он рассказывал истории, иногда и не по одному разу, о своей жизни, службе в королевской армии, о событиях дворца. Похоже, слушатель ему был ни к чему, потому что я могла молчать, а он всё равно говорил. Он же, если не могла Суринья, выходил со мной во двор, чтобы я могла посмотреть на солнышко и подышать воздухом.

С месяц тревоги ещё были свежи и, работая, я вздрагивала и оглядывалась на запертую  дверь каморки, теряла нить поиска носков, бесконечно проверяла и перепроверяла правильно ли сделана работа. Тоже было и моей комнате - вышивала нервно, неровно, потому что то и дело косилась на запертую дверь. Потом всё постепенно сглаживалось, и страх начал отступать. Иногда у мня получалось увлечься своей работой, если могла отвлечься и забыть о грузе ответственности.  
И я даже кое-что придумала, чтобы облегчить и ускорить свой бесконечный труд!



Лючия Светлая

Отредактировано: 23.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться