Хранительница перехода

Размер шрифта: - +

Глава 8

Григорий Древлянский, Наследный княжич Гремлии.  

Григорий сидел в своём кабинете за массивным столом и читал отчеты помещиков по урожаю за этот летний период. Он улыбался, потому что урожаи нынче радовали. Но тут лакей постучался в кабинет и объявил о приходе боярина Николая Ивановича Пролецкого, его подчиненного. Григорий обрадовался Николаю, ведь он не столько подчиненный, сколько лучший друг. Они втроем, Гриша, Георг и Ники, в детстве часто играли вместе, затем вместе ездили на охоту. Вместе до тех пор, как Григория стали приобщать к делам княжества. Николай потянулся за Гришей, а Георг от них откололся, ему интереснее были охота и гуляния. Но Ники всё ещё дружил с Георгием, но всё, же больше следил за ним, и отговаривал от опасных дел. В общем, сдерживал его нрав.

Через минуту после объявления в дверях появился молодой светловолосый парень. Он был высок, как и все гнёзы, и широкоплеч, но уступал Григорию. Он с улыбкой поприветствовал друга, а затем его лицо приняло серьезное выражение: тонкие губы сжаты в линию, карие глаза смотрят спокойно.

— В чем дело, Ники? — удивленно спросил княжич.

— Твой брат натворил много всего, — медлил с объяснениями мужчина.

— Он обычно что-нибудь вытворяет. Что на этот раз? Спьяну разнес харчевню? Какую по счету? — устало произнес Григорий.

— Нет, на этот раз всё гораздо хуже…

— Ну, говори, не тяни дракона за хвост, — с нетерпением бросил Гриша.

— Он похитил твою лею. Опоил её запрещенным зельем. Женился на ней. И сейчас она в браслетах, подчиняющих волю магов, — с каждым словом, прозвучавшим из уст Николая, глаза Григория наливались кровью. Он был в бешенстве.

— Убью, — тихо произнес Григорий, — но сначала я отыщу СВОЮ лею, — и резко встав из-за стола, он направился к окну.

— Ты куда? — но разговаривать уже было не с кем. Мужчина вылетел в окно в виде огромных размеров черного орла. А Николаю ничего не оставалось, как отправиться по своим делам. Больше он ничего законного сделать не мог. Он, конечно, мог подстроить убийство Георга, но смерть может быть гуманнее суда. За запрещенное зелье и заклинания он мог сесть в узницу Генриха (расположена на парящем острове, на севере), а здесь принуждение к супружеству и тем более похищение чужой леи. За это можно стать узником пожизненно, а жизнь у них о-очень длинная.

Алевтина, Хранительница перехода

Утро было ну очень тяжелым, будто Аля всю ночь вагоны разгружала. Она решила позавтракать, чтобы хоть немного прибавить сил. Но еда ничем не помогла. Она поднималась наверх, к себе, чтобы полежать в надежде на улучшение, как дом сотряс удар. Будто землетрясение. Удар был такой силы, что Аля не удержалась и кубарем скатилась с лестницы. Хорошо, что только на три ступеньки подняться успела. И снова удар. Да что это такое твориться. Она, одевшись потеплее, вышла наружу. Сначала на Терру, но там ничего странного девушка не заметила. Зашла домой, и снова, чуть не упав от, сотрясшего дом, удара, решила поинтересоваться у домового:

— Афанасий, батюшка, ты знаешь, что происходит?

Это не землетрясение. Это что-то извне, с Земли, — прозвучал голос домового в голове у девушки.

И Алевтина вышла на Землю. Над домом клубились черные тучи, в которых мелькали вспышки молний. И эти молнии ударяли в купол внешнего щита, он выдерживал, но каждая особо мощная отдавалась в землю, сотрясая дом. Напротив входа, в двух шагах от линии защиты, стоял мужчина. Высокий, худой, с длинными светлыми волосами — он напоминал эльфа. Одет он во всё черное: черные кожаные туфли с узким носком (довольно странная обувь для деревенской грязи), черные зауженные джинсы (было бы забавно, если не так страшно), и черная же кожаная куртка с заклепками как у готов (байкеров, рок-фанатов …).  И глаза его были черны, как уголь. Стоял и улыбался, недобро так. Аля узнала Пожирателя.

— Пойдем со мной, — бархатным голосом произнес мужчина.

— Нет, — Алевтина стояла на пороге и в руках держала боевой пульсар.

— О, научилась, молодец — он довольно улыбнулся, будто самостоятельно её учил. И всякий раз, когда у неё получалось — хвалил её, а когда не получалось, подбадривал, и просил не отчаиваться.

— Да и не только этому, — девушку разозлила его довольное выражение, — тебе здесь не место, — и выпустила золотистый пульсар в него, создавая новый. Попавший в мужчину, фаербол откинул его на метр, но мужчина удержался на ногах.

— Глупая девчонка, пошли со мной. Я одарю тебя драгоценностями. Будешь жить в шикарном коттедже у реки. А можешь и на вилле на берегу Черного моря или на Мальдивах. Я подарю тебе яхту. Будешь летать в частном самолете в любую точку мира. Всё будет у тебя, пойдем со мной, — Аля даже не обратила внимания на протянутую руку.

— Ты, — девушка выпустила пульсар, — с тобой я никуда не пойду, — и новый сгусток магии достиг своей цели. Но мужчине они не причиняли никакого вреда, только отталкивали на метр — два, да одежду подпаливали.

Дом продолжал сотрясаться от ударов молний. Щит держал удар хорошо.

— Пойдем со мной, я отведу тебя к родителям. Пойдем, ты ведь хочешь их увидеть? — демон нашел больную точку девушки. Конечно, она хотела увидеть своих родителей, она их четыре года не видела. Оба светловолосых и высоких (мама была немного ниже папы), они гармонично смотрелись вместе. Они были счастливы. Аля была единственным ребенком, и постоянно её окружали улыбки, радость, смех и любовь. Каждое лето, на Алины школьные каникулы, они всей семьёй выезжали на Черное или Азовское море, или на озеро Байкал. Аля очень любила такие поездки. Иногда они ходили в походы, а однажды были даже в Алтайских горах. Да, Алевтина любила и любит своих родителей, но их нет в этом мире вот уже четыре года. Они как в сказке, умерли в один день. Но их не вернуть, как не старайся.



Ятсана Тигренская

Отредактировано: 25.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться