Хризолитовая кошка

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 4 (плюс - ознакомительный фрагмент главы 5-й)

Глава 4

 

   В этот раз обошлось без напитков со сложным вкусом и чудесными спецэффектами. Просто глиняная плошка, фитиль и совсем чуть-чуть маслянистой жидкости.

- Возьми двумя ладонями, согрей. Гляди на пламя.

   Можно бы отказаться, но любопытство уже не позволило. Любопытство и страх – два верных помощника при торговле специфическим товаром, вроде наркотиков и лекарств, а в маркетинге старая ведьма оказалась очень даже сильна! Вот будет цирк, если потребует плату за «магические услуги»!

   Развить эту мысль Катя не успела – огонек на конце фитиля развернулся красным бутоном, выцвел до бледности, и тут же кверху ударил фонтан искр. Грохнуло так, что плошка из рук вылетела. Вскочить бы, но стол мешает, а матушка Гримми уже рядом, прикрыла собою внука, тычет в лицо непонятным предметом. Красивым предметом, кстати – вроде короны из тонких, искрящихся проволочек. В другое время Трияр рассмотрела бы внимательней, но сейчас эмоций не осталось вовсе. Ни страха, ни любопытства. Будто выгорели вместе с той жидкостью.

- Ну, и зачем это всё? Прогнать меня хотите? Так я и сама бы ушла, если б сказали нормально, без дурацких фокусов.

- Да оставайся уж! - махнула рукой вредная «матушка», годящаяся, с виду, в прабабушки. – Ежели этой штуки не боишься, значит нежитью еще не стала и людского в тебе больше!

- Опять загадками говорите.

- Какое там! – лицо старухи приблизилось, в глазах теперь светился острый, болезненный интерес. – Скажи, ты вестника сама видела?

- Кого?

- Ночного Вестника! Посланца неведомых сил!

- Стоп-стоп-стоп, не так быстро! Если вы про всадника в балахоне, то врать не буду, за ним я и прошла, а вот если…

- Какой он?! Что сказал?!

- Я вас разочарую, матушка Гримми, но ему до меня вообще дела не было. Ехал и ехал.

- Ну да, на кой ты ему сдалась?! Силы в тебе нет, слов правильных не ведаешь! Уж я бы его сумела стреножить и расспросить, да за всю мою долгую жизнь ни разу не выпало!

- О чем расспросить-то?!

- Об чем захочешь! Ночному Вестнику всё открыто, да не с каждым делиться станет. И уж следовать за ним никому не надо.

- Почему?

- Не для людей дорога, - скривилась старуха. – Пройти по ней можно, но ложится на тебя метка смерти, и зависаешь меж двух миров, живого и мертвого. Жизнь из тебя вытекает, да не сразу, а по капле. Превращаешься в ламию, ходячего мертвеца, начинаешь сама из живых силу тянуть, пока не истребят тебя серебром, али колышком.

- Вы это мне сейчас?! Или в целом, абстрактно?!

- А то кому же! Сама уж, небось, голод почуяла, и на людей тебя тянет? Ну, признавайся!

- Да что за глупости вы говорите! – отозвалась Трияр по инерции, а щеки начали стремительно краснеть. Вспомнилось разом, как вспышка: кровавые сны, затылок Риана перед лицом, острый спазм запретного удовольствия. Ой, мамочки!!!

- Может, и глупости, да только себя не обманешь и Бледного Пса тоже! Он затем и поставлен, чтоб беглецов ловить, кто из мертвого мира в живом укрылся. Сейчас в тебе нежити мало, потому и Пёс тебя слабо чует, а дальше всяко след возьмет. Не гляди, что медленный, да хромой – ему спешить-то некуда!

   Ответа у Кати не нашлось, как и уютного одеяла, потому уткнулась лицом в ладони. Шикарное чувство! Возможно, так себя ощущает больной, у которого вместо язвы нашли последнюю стадию рака, или еще что-нибудь симпатичное. Не волнуйтесь, госпожа Трияр, вас исцелят, но для этого придется ампутировать руки, ноги, да и туловище тоже – зато голова непременно сохранится! Она будет жить в стеклянной колбе и прекрасно себя чувствовать!

- Что нам делать-то, бабушка? – опять подал голос послушный внук-здоровяк. Сидит по-прежнему далеко, но смотрит без отвращения, да и «нам» неспроста сказал! Фанатеет по жутким монстрам?!

- Не «вам», а «ей»! – ответила матушка Гримми настороженно. – У нее отныне свой путь – в полночную, да закатную сторону, через земли темные и проклятые, на поклон к самой Релле! Никто, окромя богини, смертную печать не снимет!

   Классная фраза – это Катя даже сквозь шок почувствовала! Что-то из юности, из «Властелина колец» и прочих эпических сказок, которые так приятно смотреть под теплым пледом, с большущей кружкой какао на коленях. В главной роли Трияр себя сроду не представляла, да и в массовке – тоже!

- А зачем ей снимать эту самую печать? – промычала сквозь сомкнутые ладошки.

- Может, и незачем. Как дотолкуешься, девка! Одно скажу верно, что сама с малолетства знаю – кто попал на дорогу мертвых, тому надо заново через смерть пройти, иначе никак! Дай-ка руку!

   Под ладонями уютно, пахнет печеной картошкой и мясом, будто на пикнике. Открыть бы сейчас глаза, а вокруг все свои, друзья, или хоть вредины-коллеги, и шашлычок шипит на мангале, и заботы все будничные, смешные, решаемые на раз! Протянула ладонь, не глядя, и тут же ойкнула от боли.



Сергей Возный

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться