Хроника Богов: Мертвое Царство

Размер шрифта: - +

VII Интриги богов и демонов

Генос в шаре хрустальном увидел борца,

Что веками работает в поте лица,

Ищет деву Мифаю в глубинах Земли,

Где циклопы когда-то огни разожгли.

 

А Гефаю Коэлус приказ свой отдал:

«Лапиона сюда!» - Царь Небес приказал.

Так отважный Гефай отворил те врата,

Из которых в мирах началась суета.

 

К Лапиону прибыл, пригласил во дворец,

Труд свой дальше верша, отказался борец:

«Нету времени мне на те ваши дела,

Здесь веками Мифая героя ждала!

 

Еще долго ей ждать, коли с вами пойду,

Не могу до тех пор, коль ее не найду!»

Но не слушал Гефай, лишь врата разомкнул,

Лапиона в пространство свое он толкнул.

 

Через миг очутились они во дворце,

Лапион рассердился, сменился в лице.

Сжал он молот в руке, был ударить готов,

Пожелал он разрушить небесный покров.

 

Но явился бог Кирес, небесный кузнец,

Спас от гнева воителя божий дворец.

«Не затем тебе силу сию даровал,

Чтоб собратьев богов ты теперь убивал,

 

Не затем, чтоб разруху ты нес по мирам,

Но, чтоб цели достиг и служил Небесам».

- Молвил Кирес и пыл Лапиона угас,

Согласился помочь Поднебесью тотчас.

 

За победы свои час настал заплатить,

Поднебесью помочь, кузнецу угодить.

Чтоб навек одолеть короля Сатану,

Надо камень разрушить в гробницы плену.

 

Шар Всевластия - силы источник его,

Коль разбить, царь асуров лишится всего.

И падет его темный пылающий трон,

Мог помочь Поднебесью герой Лапион.

 

Только молот, что мир сотрясает удар,

Безвозвратно разрушит Всевластия Шар,

Дар бессмертья Земли канет в лету навек,

Станет слаб Сатана, как простой человек.

 

Но не глуп Ада царь, план богов разузнал,

Огнекрылого ворона в небо послал.

Сатанинский покинула птица дворец,

Вмиг прибыл к Лапиону асуров гонец.

 

Сообщил ему ворон, что дева Мифая

Чахнет в башне средь Ада, покоя не зная:

«Все спасения ждет, Лапиона-героя,

Ждет прохладу ветров, смену адского зноя.

 

Сатана-добродетель ей воли желает,

Ее жизнь он на каменный молот меняет.

Коль согласен меняться - неси молот прочь,

Где сменяется днем беззаботная ночь.

 

Там, где солнца лучи освещают твой путь,

Ты увидишь Мифаю и сможешь вернуть».

Все сказал демон-ворон и вон улетел,

Лапион ему вслед неустанно смотрел.

 

Молот - сила и власть, кузнеца дар велик,

Но желает увидеть Мифаи он лик,

Для возлюбленной жертву подать он готов,

На победу, увы, обрекая врагов.

 

Мудрый Генос о деле недобром узнал,

Из зеркального мира он Мэрор призвал.

За злодейства былые сокрыта в алмаз,

И хранил ее Генос, мудрец седовлас.

 

В пантеоне богов океанских глубин

Она правила местом смертельных пучин,

Создавала иллюзии, сны, миражи,

Лик меняла владыка обмана и лжи.

 

И нередко бывало: в обличьи царя,

Во дворце несуразные вещи творя,

Подвергала насмешке владыку морей,

И пугался народ неразумных идей.

 

В час былой в Атлантиде садилась на трон,

Потому опасался ее Посейдон.

Мэрор он в измереньи зеркал заточил,

Там лишится навеки обманщица сил.

 

Чтоб не дать ей свободу в пространстве зеркал,

Фасетой ей в алмазе темницу создал.

Не сбежать с восьми стен, лишь томиться средь них,

Голос лжи в Атлантиде надолго утих.

 

Но обманщица Мэрор хитрее лисы,

Преклонит в свою пользу любые весы,

Потому, чтоб на волю ее не пустить,

Дали Геносу камень, чтоб Мэрор хранить.

 

Мудрый Генос не даст ей возможность сбежать,

Сможет душу обмана в темнице сдержать,

Ни за что не отпустит на волю ту ложь,

Что опасна, как зверь, и остра, словно нож.

 

Много лет он в темнице ее сохранял,

Только час долгожданной свободы настал.

Ведь теперь ее сила на благо нужна:

Для спасения мира послужит она.

 

Молвил Генос: «С зеркального мира явись

И с водой над землей в облик тот обратись,

Что тебе прикажу, и исполни завет,

Для которого с Мэрор снимаю запрет!»

 

И поведал затем, что должна предпринять,

Чтоб победу асуров-убийц миновать.

И тогда для богини открылись врата,

В мир проникла пространства зеркал пустота.

 

Атмосфера из Геноса рук разлилась,

Из нее лжи богиня опять родилась.

Поднялась из земли с зазеркальной водой,

Обрела в то мгновение облик чужой.

 

Обратилась в Мифаю из чистой воды,

Но остались зеркального мира следы:

Не живое лицо, как холодный гранит,

Не своими глазами весь мир лицезрит,

 

Нет в глазах ей присущей всегда остроты,

Изменен ее взгляд, там клеймо пустоты.

Не Мифая - бездушная кукла пред ним,

Что на деву лицом лишь похожа своим.

 

Но мгновенье прошло, изменились глаза,

Их наполнила чувствами грусти слеза,

Цвет разлился по шелковой коже живой,

Стала вскоре прекрасной та дева, иной.

 

«С возвращением, Мэрор» - Ей Генос сказал,

«К моей силе провестник давно не взывал,

Так серьезен вопрос, что призвал ты меня?»

- Та ответила гордо, провидца дразня.

 

Колкий говор богини провестник стерпел,

Так исполнит она, что ей Генос велел,

Провокации, знал он, лишь на руку ей,

Так достигнет заветной свободы своей.

 

Утеряй он контроль, потеряет и власть,



Kxerox

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться