Хроника Богов: Мертвое Царство

Размер шрифта: - +

XIII Возрожденный Светом

Лапион и Гефай возвратились домой,

Встретил траур великий, вернувшись, герой.

Побледневшей Мифаи безжизненный лик

Пред глазами его неизбежно возник.

 

В храме Сада лежала, покой обрела,

Лапиона героя уже не ждала,

Безразличен ей мир, и пустые глаза,

По щеке Лапиона катилась слеза.

 

В сердце скорбью вонзился осиновый кол,

Генос в храм незаметно к герою вошел.

Рассказал, как хитер и бесчестен тиран,

Что построил асуров великий обман,

 

О погибели Мериса Генос сказал,

О напастях, что дьявол на землю послал,

Про асуров войну, их великий позор,

Об убийстве Аида, на Лимбе террор.

 

Рассказал, правды всей не тая, и о том,

Что держал черной тучей на сердце своем:

Про богиню зеркал и нечестный свой план,

И благой ради цели великой обман.

 

Загорелся герой, был ударить готов,

И отчаянный крик зашумел средь миров.

Лапион смерти Геноса жаждал душой,

Обратился дух правды свирепой грозой.

 

Он обманом Мифаю навек погубил,

Лапиона надежду на счастье разбил.

«Обмануть Сатану ты решил за двоих,

Но забыл для победы своей о других.

 

Он про хитрость твою непременно узнал,

И жестоко за это меня наказал.

Все бы гладко прошло, будь та сделка честна,

Ей свободу и жизнь обещал Сатана.

 

Ты же облик Мифаи навек осквернил,

Как для Мэрор врата в мою жизнь отворил,

Я поверил, забыв обо всем на земле,

Но иллюзия счастья погибла во мгле».

 

Тут утих Лапион, по любимой скорбя,

Генос тоже молчал, обвиняя себя.

Он вину свою принял, как яда бокал,

Ведь и правда обманом свой план воплощал.

 

«Я на подвиг пошел, лишь Мифаю любя,

Забрала ее смерть, заберет и тебя» -

Закричал Лапион, молот мести подняв,

Генос встал на колени, погибель приняв.

 

Своей жизни лишиться навеки без слов

Был провидец с ударом героя готов.

«Нет, не месть мною движет, не черная мгла,

Не туманит рассудок дыхание зла,

 

И не огненный гнев, что сжигает все в прах,

И не ненависть штормом бушует в глазах;

Только мрак, беспросветна сердечная тьма,

Пуст внутри я и вечная в сердце зима.

 

Мир не важен и жизни наступит предел,

Преступить ту черту я, увы, не сумел.

Ты быстрее преступишь, один лишь удар,

И наступит покой, стихнет боли пожар.

 

Я, покой свой ища, все разрушу вокруг,

Не важно мне теперь кто здесь враг, а кто друг.

Уничтожив миры и оставив лишь гром,

Обрету свой покой, позабыв о былом.

 

А затем упокоюсь и кану во тьму,

Разлучить нас с любимой не дам никому.

Встречу там ее вновь, в этот раз навека,

Не разлучит нас там даже Рока рука!»

 

За погибель винил он провидца небес,

Что из мертвых для дела благого воскрес.

Сын титана Карона, великий пророк,

Время древних существ - его жизни исток.

 

Повелитель восточных безмолвных пустот,

Наблюдал за пустыней с небесных высот:

Башню к небу с камней для себя он возвел,

В одиночестве гордом столетья провел.

 

Никогда и никто в этот край не ходил,

Из вошедших Карон никого не щадил.

Топором, что пустыни ветра рассекал,

Он гостям своим быструю смерть даровал.

 

Но явился однажды на землях пустых,

Среди буйных ветров и песков золотых,

Юный путник Фазей, первый сын короля,

Он не встал на колени, о жизни моля.

 

Был готов свою смерть он достойно принять,

Но Карон не желал его жизнь отнимать.

Отпустил он Фазея, ведь править страной,

Вскоре должен наследник ее молодой.

 

За пощаду Фазей несказанно был рад,

Но за жизнь он был должен познать боль утрат.

Стал правителем вскоре, как умер король,

Сердце старое сжала ужасная боль.

 

Правил верой и правдой, народу служил,

В королевство отца сердце-душу вложил,

Милосердный и добрый правитель Фазей

Жизнь готов был отдать за обычных людей.

 

Пролетали года, и в великую ночь

Родилась у Фазея прекрасная дочь.

И правителя радости было не счесть,

Но с рождением грянула смутная весть.

 

Провидение видел правитель Фазей,

Из далеких безлюдных песчаных морей:

Голос бездны и хитрый звериный оскал

Из пустыни Карон ветром бури прислал.

 

Молвил голос Фазею: «Великий твой трон,

Ты правитель страны, но не ты в ней закон.

Ведь судьбу государства и жизни твоей

Не решаешь ты сам, я владычу над ней.

 

Неуплаченный долг - жизнь, что я сохранил,

И страна, что отец твой давно сотворил.

Здесь судьбу государства вершит моя длань,

Коль не хочешь погибели - выплатишь дань».

 

«Чем могу расплатиться за жизни людей, -

Крикнул с башни на ветер правитель Фазей, -

Что спасти нас от гибели может помочь?»

«Принесешь мне ты в жертву рожденную дочь.

 

Коль не хочешь пожертвовать кровью родной,

За спасенье заплатишь своей ты страной.

Ветер бури песчаной нашлю я туда

И не встретят восхода твои города».

 

Долго думал Фазей что же делать ему,

А рассудок его все катился во тьму,

Как ему поступить и что выбрать не знал,

Оттого и ночами и днями страдал,

 

Долг любого владыки - хранить свой народ

И встречать вместе с ним каждый новый восход,

Защищать и хранить на тернистом пути,

И на истинный трон вековечный взойти.



Kxerox

Отредактировано: 28.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться