Хроники-3. Проспект Героев

Размер шрифта: - +

Хроники-3. Проспект Героев

Проспект Героев

Мистико-топонимический экшн с сексом и насилием

 

            - Ка-аторый час? – большой голубой глаз с остатками подплывшей туши глянул на Романа из белого вороха взбаламученной постели.

            - Семь утра. Ты спи, - Роман на мгновение замялся, а потом коротко потрепал ее по белокурым волосам. И этот хозяйский жест преисполнил его блаженным самодовольством.

            Но она не стала спать. Подперла кудрявую голову рукой, потянулась, выгибаясь рыбкой. Роману аж жарко стало, такая она была чистенькая, розовая, холеная, среди кружевного постельного белья, пахнущего ее духами, пролитым вином и их долгим, острым сексом. Такого роскошного секса у Романа давно уже не было, среди ночи ему даже показалось, что мир содрогнулся, затуманился, поплыл, словно бы смещаясь на иные рельсы, и замерев, стал уже не таким как прежде!

Она нежно улыбнулась в ответ на жадный Романов взгляд и приглашающе выпятила грудь. Тонкая шелковая простыня соскользнула, открывая розовато-коричневый сосок. Роман засмеялся от удовольствия… и сильным движением выбросил себя из широченной кровати.

            - У-уходишь? – протянула она, с некоторым даже огорчением.

            - Мне на работу пора, малыш, - глядя на нее сверху вниз, ответил Роман, чувствуя как в душе его мешаются мимолетное сожаление – и впрямь, неплохо бы остаться, но надо идти – и пьянящий щенячий восторг. Ой как ему все нравилось! И эта барышня, голубоглазая и блондинистая, и ее квартирка в элитном доме, похожая на бонбоньерку, а главное, он сам себе нравился – сильный уверенный мужчина, при работе и деньгах, проводящий редкие минуты досуга на закрытой вечеринке в ночном клубе. И ничего удивительного, и совершенно естественно, что такие же сильные и уверенные в себе приятели знакомят его с такой вот дочкой богатых родителей, и он вполне способен напоить барышню коктейлем (пятнадцать долларов коктейль, мать моя, аж совестно перед собственным бюджетным прошлым!). А потом его финансов хватает и на такси – и ничего особенного, все так, как и должно быть. На своей машине было бы стильней, но в конце концов, он же выпивши, а машина у него еще будет, все впереди, и нищеты больше нет, и эта девушка, как символ его новой жизни…

Он еще раз окинул блондинку благодарным и восхищенным взглядом, а потом нагнулся и с чувством поцеловал в губы.

            - Тебе та-ак па-анравилось? – спросила она, заглядывая ему в глаза.

            - Все было потрясающе, - совершенно искренне ответил Роман.

            Она на мгновение крепко прижалась к его груди, а потом принялась выпутываться из скользящего шелка простыней:

            - Я-а тоже встану! Эта-а так за-абавно – в семь утра встать! – она хихикнула, закатив глазки, голубенькие, невинные, как у старинной фарфоровой куклы – Де-евчонкам потом расскажу! Так и ска-ажу: я сегодня в семь утра встала! Они а-абалдеют! - она опустила ножку, нашарила напедикюренными пальчиками шелковый тапочек с перьевой опушкой. Поднялась, манерно играя всем телом.

Роман глядел вбок, тщательно пряча усмешку. Было в ее женственности нечто художественно-гомосексуальное, так в комедиях изображают пассивных геев. Стянув со стула пеньюар и окутав розовенькое розовеньким – нежно-розовую себя в прозрачно-розовую ткань, - блондинка двинулась к ванной.

- Ты ту-ут не скучай! Я-а бы-стрень-ко! – помахала ему пальчиками и скрылась за дверью. Роман успел заметить в проеме бело-золотистый финтифлюшистый столик, сплошь заваленный баночками и флакончиками, потом дверь захлопнулась и зашумела вода. Роман с комической горестью вздохнул и поплелся на кухню – в «быстренько» ему не очень верилось.

М-да, а нелегко, похоже, быть такой вот богатенькой девочкой, бело-розовой зефирной. Служение себе требует полного самоотречения.

Роман несколько ошеломленно пялился в громадный двухкамерный холодильник, где пара баночек натурального диетического йогурта без консервантов сиротливо тосковали среди дивизионов тюбиков, баночек, флаконов и флакончиков с косметикой. Тоже, судя по всему, натуральной. Диетической, без консервантов.

О-хо-хо, грехи наши тяжкие! Ну ладно, хозяюшка красой своей любуется, тем и сыта бывает, но ему-то, мужику бесчувственному, после ночных эротических трудов да перед тяжкими испытаниями грядущего дня, жратеньки охота! Ой, охота! Роман обвел кухню хищным взглядом. Среди космического изобилия бытовой техники глаз уперся в знакомый предмет. Ага, кофеварка! Примерно как у них в отделе. Порядок, чашка кофе уже подспорье в годину испытаний! Еще бы хоть парочку тостов… Интересно, есть здесь какие-никакие три корочки хлеба, или барышня не допускает проникновения на свою территорию гнусного агента целлюлитных отложений?

Но полузасохший ломоть все-таки сыскался, как раз рядом с тостером. Роман бережно затолкал хлеб в щель тостера – не сжечь бы, другой еды нет и не будет, во всяком случае, пока он не доберется до родной буфетной на работе. Роман даже на мгновение зажмурился, представив себе офис, второй этаж, пышнотелая тетя Зина за прозрачной стойкой, а там, под стеклом: печеное мясцо ломтиками, розоватые и зажаристые куриные пулочки, бесстыдно-эротичные, как ножки его подруги…



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 07.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться