Хроники Аальхарна

Размер шрифта: - +

Глава 2. Девушка с татуировкой

Шани проснулся от того, что в дверь его скромной квартиры нетерпеливо и громко застучали. Открыв глаза, он сел в постели и некоторое время пытался понять, где находится, и что происходит. Блаженная минута неведения после пробуждения растаяла: он вспомнил вчерашний разговор с государем, и заботы вновь навалились на него всей своей тяжестью. За окном занималось хмурое утро поздней осени, сыпала мелкая снежная крупка, и далеко в Бакалейной слободе дворники стучали железом о железо, поднимая благочестивых бакалейщиков на молитву. А здесь, в самом сердце столицы, в фешенебельном доме на площади Цветов было тихо, и никто даже не собирался просыпаться. День Заступникова воскресения, торопиться некуда…

Стук повторился. Шани поднялся с кровати и подошел к двери.

— Кто там?

Снаружи послышался долгий всхлип и жалобный вздох.

— Это я, Хельгин.

Шани открыл дверь, и Хельга тотчас же рухнула ему на грудь и разрыдалась. Высунувшись наружу, Шани убедился, что утренний визит не привлек внимания посторонних — его соседи отличались невероятной и неуместной бдительностью в любое время дня и ночи, а затем задвинул засов и провел Хельгу в комнату. Та, судя по всему, пребывала в глубокой истерике — девушку трясло, она заливалась слезами и вряд ли понимала до конца, где находится. По подбородку стекала тонкая струйка крови из безжалостно искусанной нижней губы. Усадив Хельгу в кресло, Шани быстро накинул халат, чтобы не смущать исподним свою неожиданную гостью, а потом подумал и закатил девушке пощечину, да такую, что отдалось по всей комнате. Голову Хельги мотнуло в сторону, и Шани ударил ее по другой щеке.

Мутный от слез взгляд Хельги прояснился, и девушка воскликнула:

— Вы…! Да как вы…!

— Смею, смею, — заверил ее Шани, наливая в кружку ледяной воды из графина. Древнейшее средство прекращения истерик безупречно сработало и на этот раз. — Это ведь помогло, правда?

Он протянул Хельге кружку, и девушка стала пить. Зубы звонко стучали о глиняный край. Шани присел на подлокотник кресла рядом с Хельгой и несколько раз погладил ее по голове и мелко дрожащим плечам, словно успокаивал ребенка или животное. Когда-то давным-давно, много световых лет и календарных дней назад, так его утешала мама.

— Ну будет, будет, — промолвил Шани. Хельга всхлипнула в последний раз и уткнулась лбом в его правую руку.

— Он умер, — прошептала девушка. — Представляете, он умер. Все напрасно.

Шани хотел было спросить, кто умер, но потом догадался, что речь идет о владетельном сеньоре поселка Свистуны, из-за которого Хельга затеяла свою рискованную авантюру. Тогда у девушки действительно был весомый повод для истерики.

— Он сбежал туда, где я не достану, — продолжала она ровным тихим голосом, лишенным интонаций. — Мне больше незачем жить. Простите, что я… мне просто было не к кому пойти.

Шани вздохнул и, устроившись поудобнее, взял Хельгу за подбородок. Ну ведь никакого сходства с юношей — очень нежная и хорошенькая, несмотря на заплаканное распухшее лицо, девушка смотрела на него так, словно он один мог дать ответы на все ее заданные и не заданные вопросы. Огромные глаза с густыми пушистыми ресницами, аккуратный, чуть вздернутый носик, светлая кожа с россыпью веснушек на скулах — скоро Хельга станет настоящей красавицей, кого тогда обманет мужской маскарад?

— Все кончено, — шевельнулись искусанные губы. — Это конец…

— Нет, — уверенно произнес Шани — так уверенно, как только мог. — Это только начало.

Через полчаса, когда Хельга окончательно успокоилась и привела себя в относительный порядок, они вышли из дома и быстрым шагом направились в сторону кабачка Грегора, который работал круглосуточно и не закрывался даже в самую отвратительную погоду, предлагая непритязательную пищу и, что немаловажно, отсутствие посторонних ушей. Те, у кого была надобность обсудить информацию, не предназначенную для посторонних, устраивались в отдельных кабинетах таверны и, вполне возможно, решали судьбы страны и мира. Заходили сюда и контрабандисты, и благородные сеньоры, и прыткие господа из министерства финансов.

Хозяин, сидевший за стойкой, скользнул по вошедшим равнодушным взглядом, который, впрочем, несколько задержался на смазливом пареньке в академитском плаще. Опухшая физиономия юноши явно говорила о том, что тот всю ночь пропьянствовал где-то и сейчас очень даже не прочь продолжить угощение. Брант-инквизитора Торна, который, судя по разговорам завсегдатаев, резко пошел на повышение, кабатчик знал и уважал настолько, что снизошел до поклона и вежливого:

— Доброе утро, мой господин. Говорят, вас можно поздравить?

Паренек одарил кабатчика хмурым взглядом, словно хотел сказать, что нечего тут всяким неумытым лезть со своими поздравлениями с утра пораньше, однако Торн ласково улыбнулся и ответил:

— Можно, Грегор. Благодарю вас.

— Приятно иметь дело с благородными людьми, — заметил кабатчик и, нырнув под стол, извлек пузатую бутыль восточного вина — действительно хороший напиток, а не то трижды разбавленное пойло, которое подавалось прочим посетителям заведения. — Что насчет завтрака?

— Разумеется, — кивнул Торн и потянул своего юного спутника за рукав.

Когда простой, но обильный завтрак был накрыт на стол, и кабатчик, раскланявшись еще раз, оставил ранних посетителей в одиночестве, то Шани, поглядев, как Хельга ковыряет ложкой в овощной каше, заметил:

— И кушаешь ты как девушка. Парней в твоем возрасте от тарелки за уши не оттащишь.

Хельга вздохнула.

— Ну что же делать. Теперь это уже не имеет значения.

— Доучиваться не собираешься? — осведомился Шани, придвигая к себе блюдо с мясом. Уж он-то на отсутствие аппетита никогда не жаловался, тем более, что пост прошел седмицу назад, и нет никакой надобности истязать себя кашей и репой. Хельга кивнула.



Лариса Петровичева

Отредактировано: 09.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: