Хроники Аальхарна

Размер шрифта: - +

Глава 4. Две равно уважаемых семьи

— Это никуда не годится, — сказал Шани и положил перед драматургом исчерканную красным рукопись. — Никуда.

Драматург насупился и гордо вскинул голову. Весь его вид говорил о том, что великий Дрегиль, самый лучший столичный трагик, любит вольнодумно порассуждать о свободе личности, не совсем понимая, что не всякий, кто кричит про свободу — личность, да и сама по себе свобода положена далеко не всем. В новой пьесе об охоте на ведьм он довольно резко прошелся и по сути колдовства, и по ересям и еретикам, и едва на персону государя не посягнул. Шани хотел было добавить, что прежний декан за такие писюльки живо бы погнал бумагомарателя пинками на костер, да еще бы и чад с домочадцами прихватил, чтоб ересь не распространялась, но промолчал. Люди искусства — они же как дети, неразумны и обидчивы. С ними надо быть мягким, добрым и понимающим.

Когда армия Заступника отбыла на юг, и в столице воцарился мир и спокойствие, то Шани смог, наконец, приступить к деканским обязанностям. Читая сводки охранного управления, он нарадоваться не мог на свой замысел. На завоевание святыни отправились самые отчаянные и сумасбродные головы, и теперь никто не устраивал дуэлей за искоса брошенный взгляд, не разносил по щепочкам бордели в загуле и не обрезал бороды ростовщикам, которые отчего-то не желали давать деньги в долг, а потом благополучно о них забывать. В храмах служились напутственные молебны с просьбами облегчить рыцарям Неба дорогу, а податные сословия, кряхтя, лезли в кошельки и вынимали монеты — министр финансов ввел новый налог, на содержание священного войска, по счастью, не слишком обременительный.

Но в общем и целом дела вошли в привычную колею. Несчастные случаи больше не преследовали государя, и Шани вернулся к своему обычному образу жизни, тихому, спокойному и почти целомудренному. Он по-прежнему вел занятия в академиуме, допрашивал ведьм, определяя степень их вины и наказания, покупал новые книги в свою библиотеку — словом, не делал ничего предосудительного, однако надежные люди из разных слоев общества докладывали, что о персоне декана инквизиции идут очень занимательные разговоры. Девушку, с которой Шани появился на балу Встречи Зимы, в тот же день определили к нему в любовницы, с уточнением, что это всего лишь одна из множества фавориток, которых к началу календарной весны насчитывалось уже около десятка. Размеры его финансовых сбережений людские языки увеличили настолько, что декан инквизиции превзошел в этом смысле всех сулифатских шейхов. И, разумеется, теперь он не был безвестным байстрюком невнятного происхождения: слова государя, сказанные принцу, разлетелись по всей столице и приукрасились до того, что Луша специально отправили на войну, чтобы спокойно переписать указ о престолонаследии и надеть корону на нового члена государевой фамилии. Такое решение владыки, кстати говоря, приходилось жителям столицы по вкусу.

Драматург Дрегиль, в частности, был свято уверен в том, что Шани спихнул брата в поход и примеряет владыческий венец втихаря. Об этом декану донесли не далее как вчера.

— И что вы предлагаете? — заносчиво спросил Дрегиль. — Изуродовать пьесу? Полностью изменить авторский замысел? Раздавить самую суть моего таланта?

— Знаете, нарисовать на мосту срамной уд — это еще не талант, — поддел его Шани. Весной Дрегиль отличился тем, что вместе с товарищем изобразил на разводном мосту через реку Шашунку помянутый выше орган, причем во всех анатомических подробностях. Стоило мосту поднять крылья, как картина оказывалась напротив окон госпожи Фехель, которая отвергла чувства драматурга: наверно, для того, чтоб гордячка воочию видела то, чего лишилась и с досады кусала локти до старости. — И, раз уж на то пошло, то в этой пьесе, — он положил ладонь на рукопись и жестко произнес: — таланта не видно. Замысел вторичен, рифмы плохи. И поверьте мне как специалисту — ведьм ловят совсем не так. Над вами смеяться будут.

На Дрегиля было жалко смотреть. Он кусал губы и готов был совершенно не по-мужски разрыдаться.

— Ваша неусыпность, — подал голос режиссер и хозяин театра, который сидел чуть поодаль и до этого времени молчал и слушал. — Но что же нам тогда делать? На античные пьесы публика уже не идет. Никому не хочется в сотый раз смотреть, как неистовая Оранда зарубает языческого князя. Я и сам вижу, что наш Дрегиль бездарь та еще, — драматург вскочил и, задыхаясь от гнева, хотел было разразиться проклятиями, но режиссер со свирепым выражением лица показал ему кулак. — Сядь и сиди. Не можешь написать, как следует — так послушай. Ваша неусыпность, что вы посоветуете? Актерам не плачено с прошлого месяца, Дрегиль уже обещал им пьесу, и в противном случае они просто разбегутся и разорят меня. Как быть?

И будто бы невзначай он провел рукой по довольно увесистому кошельку на поясе. Шани сделал вид, что не заметил, и спросил:

— Дрегиль, да зачем вы лезете в политику? Знаете прекрасно, что я эти ваши измышления зарублю на корню, а все туда же… Напишите о любви, о страданиях, вас так поймут лучше, чем вот это, — Шани перевернул несколько страниц рукописи и прочел навскидку: — Все душат нашу волю, и слова не дают, а кто захочет правды, того на костер ведут? И не в рифму, и не складно. И неправда, раз уж на то пошло.

Пьеса была полна подобных перлов. Режиссер басовито захохотал. Дрегиль вконец разобиделся и отобрал рукопись, видимо, опасаясь, что ее в итоге определят в отхожее место.

— О любви? — выдавил он. — И что нового можно сказать о любви? Сплошные напластования пошлости и банальщины. Все, что можно, давно сказали античные авторы, а античности народ уже полными ложками поел. Или вы можете подарить мне сюжет?

Шани улыбнулся и потер переносицу, вспоминая: детство, родительский дом, толстая бумажная книга с картинками и голос матери… Картинка оживает, и девушка в белом платье выходит на балкон, а над ней светит полная луна, заливая цветущий сад расплавленным серебром. Девушку ждут…



Лариса Петровичева

Отредактировано: 09.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: