Хроники Або

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 39. Олаф и рубиновый посох

Шел четвертый час тренировки и всякий раз, когда Астра, Николай, Ларс и Олаф заходили погреться происходили либо неприятные разговоры, либо гадкое молчание. Николай был откровенно зол. Астра будто специально не выполняет его простые требования. Чего ей стоит взять и нормально атаковать? Олаф и Ларс уже сбились со счета, какую неделю Янков добивается от нее хоть мало-мальски сносной атаки. Сейчас, Олаф вслед за Николаем всерьез задумывался, ведь Астра просто издевается.

— Как дела? Как на арене? — сухо спросила она, когда все в очередной раз устроились у печки, и повисла тяжелая пауза. Николай был голодный и замерзший. В мельнице гулял сквозняк. Олаф с Ларсом играли в питц и последние две вылазки на мороз решили пересидеть в тепле. Астра с Николаем вернулись на грани скандала, Олаф сразу это понял.

— Астра, ты ведь ничего в этом не смыслишь, — огрызнулся Николай. И закурил нарочно, зная, что Астра этого на дух не переносит.

— Да, в известной мере.

— Что значит в известной мере? — Николай выпустил носом дым.

Астра дернулась, порываясь уйти, но усидела. В последнее время даже пустяковые мелочи стали раздражать её, гордость болезненно лезла наружу.

Когда Астра начинала вести себя так, будто ей решительно всё надоело, Олафу и Николаю становилось гараздо труднее не раздражаться. Часто Олаф наблюдал картину как группа пятикурсников, знакомых Ларса, обычно весело болтающих с ним в гостиной, умолкала при одном только её приближении. Астра стала именно тем человеком, который способен испортить настроение людям. Временами Олафу казалось, она исправляется, и начинает пропадать на балконах, выслушивая нытье Дрём.

Докурив, Николай видимо устыдился своей холодности:

— Я устал сегодня. Извини.

— Устал, нечего было назначить тренировку!

— Я вспылил, тем не менее, дай мне посидеть молча. Я плохой собеседник, когда устаю.

Астра растирала обветренные руки, следя за игрой. Олаф безнадежно проигрывал.

— Ты хорошо скрываешь страх, но это ненадолго! Меня не обманешь, я на этом деле собаку съел, ты боишься Обрега, и поэтому не можешь сосредоточиться. — Выпалил Николай.

— Янков, после того, что Оберг сделал с Гаридо, не я одна его боюсь. И не важно, ел ты собак или нет.

— А что Нильс сделал с Гаридо? — Олаф оторвался от игры. Ларс напротив старался максимально дистанцироваться от накаляющейся атмосферы.

— Да причем тут собаки? — Николай вскочил. — Ты должна появиться на арене. Хватит прогуливать занятия! Калев сможет поставить тебе удар, иначе так и будешь гнать волны впустую — сломаешь себя. И ни победы, ни здоровья. Видела, что стало с Осне? Кожа да кости! — и тогда Николай рассказал о просьбе Белояра в Лазарете, и о готовности господина доктора вычеркнуть Осне из таблицы.

— Хорошо, — резко прервала его Астра, словно ей надоел этот разговор, — если ты уже отдохнул, то идем тренироваться. Надеюсь, хотя бы сегодня мы вернемся до темноты…

— Ларс, а что Нильс сделал Гаридо? — Спросил Олаф, когда Астра с Николаем в очередной раз вышли. Глаза у Ларса полезли из орбит, он заскрежетал зубами, но после душевных метаний только пожал плечами.

Когда начало темнеть, Олаф выглянул в окно поглядеть как у Астры с Николаем дела. У обоих губы посинели от мороза, но они продолжали катать волны, отвлекаясь чтобы покричать друг на друга. И покричать не так в шутку, что бывало у них в привычке, но серьезно, зло, с упреками.

Николай отобрал у Астры посох, после того как в очередной раз её волна прошла сквозь него. И примерившись к простейшей шаговой фигуре: три вперёд для разбега, и один вправо — для обороны, пустил волну, при этом с такой силой топал ногами, что даже лицо у него тряслось, а посох зазвенел. Пущенная Николаем волна повалила толстенный дуб и подняла снежную волну. Вверх взмыла стая ворон.

— Посох работает! Хватит меня третировать, — набросился он на Астру, — ты плечами ровнее держи…

— Они оба не правы, — услышал Олаф глухие слова Ларс, — нужно было мягче… или даже на оборот не начинать. Месть приводит только к обидам, так сказал мне отец. А Николай ее куриным шагам учит… Э-эх.

— Стоп! Стоп! Хватит! Ты боишься ногу выше поднять? — издевался Николай. — О, поверь мне, это принесет тебе только пользу. Ну-ка…

На улице зверствовала метель, и казалось, атаку Астры сдувает ветром.

— Выстави правую ногу вперед и на третьем шаге атакуй с размаха.

— Мне неудобно широко шагать, я же в платье.

— Твое неудобство я охотно готов стерпеть! — раздражался Николай всё больше и больше. Время дуэли неумолимо приближалось, а Астра почти ничему не научилась. — Ты можешь хотя бы раз молча сделать то, что я тебе велю?

— Нет, у меня не получается. — крикнула она сквозь ветер. — Извини. Я делаю, как ты говоришь. Сколько раз я должна извиниться, чтобы ты отстал от меня?

— Да хватит трепать мне нервы, и без тебя есть, на что их потратить! — Янков всплеснул руками и вернулся в мельницу. Астра вбежала следом. Словно туча нашла на её лицо:

— Что ж мне тогда делать?

— Если собираешься явиться на дуэль, могу дать лопату — заранее выроешь себе могилу.

— Николай, умерь пыл… — начал Олаф, но Астра точно не замечала его с Ларсом.



Нао Хольм

Отредактировано: 12.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться