Хроники Аттерии: Сага о Хранителе

Глава II : Гостья из прошлого

Глава II
Гостья из прошлого

 

Бледный утренний свет просачивался в комнату сквозь большое окно, белыми лучами падая на пол, и на спящее на кровати нечто, завернутое в теплый плащ. Нечто пошевелилось, и сонно ворча начало возиться, пытаясь выпутаться из своего кокона. Вскоре показалась взлохмаченная светлая голова, сонного эльфа. Ким сел в постели и сладко зевнув, потянулся и  растёр сонное лицо, что мало помогло ему проснуться. Ну и утро сегодня выдалось, прямо как Ким и «любил», хмурое, бледное и сонное, от него только ещё больше хотелось окунуться в глубины сна, а не вставать и начинать что-то делать. Эльф сел на край кровати и опустив босые ноги на пол, осмотрелся. В его комнате ничего не изменилось, рядом с кроватью стояла старая прикроватная тумбочка, потрепанная временем и с заедающими ящиками. В другой стороне комнаты валялись стулья, небрежно сваленные в тёмном углу, вместе с парой неизвестных коробок, под саваном из векового слоя пыли и паутины ещё, наверное, со времен до основания Империи. Эльф опустил взгляд, рядом с кроватью-диваном, лежали стянутые и небрежно брошенные кожаные сапоги. Эльф стал сонно натягивать их, затем  тяжело встав, ещё раз потянулся, потёр поясницу. Он со скрипом, и что самое важное, не в костях, а в половицах, направился к шкафчику, что был приставлен тут же под стенкой ниже кровати. Он был высоким, узким, и  делился на две части, верхняя — небольшой шкаф с двумя дверцами, одна из которых давно покосилась, а остатки краски медленно, но верно слезали с поверхности, и клоками опадали на пол. Нижняя — представляла из себя, тумбочку, которую Ким чаще всего использовал как дополнительную поверхность и место сбережения своего «рабочего инвентаря». А в пустую нишу, что оставалась между ними, хозяин комнаты заполнял полотенцем и миской с водой для умываний. Подойдя к нему, эльф открыл дверцу верхнего шкафчика, где на полке стояло небольшое, но на удивление аккуратное и целое зеркало. Ким наклонился над миской и хорошенько умыл заспанное лицо холодной, сырой водой. Эльф руками опёрся на тумбочку и уставился в зеркало, разглядывая себя. С гладкой поверхности зеркала, на эльфа взирали усталые, миндалевидные глаза, ярко-зелёного цвета с узким зрачком, на правом глазу остался старый шрам.  Ким смотрел на него каждый день, когда умывался, он инстинктивно прикоснулся к нему пальцами. Шрам пробуждал в душе эльфа мрачные воспоминания из его прошлого, которое тот пытался забыть, пытался жить здесь и сейчас. Рана давно затянулась, однако ее бледный след все ещё тянулся от середины брови, проходил через весь глаз и опускался до скулы. Эльф вздохнул и на секунду, отведя взгляд, вновь уставился в своё лицо, болезненно бледное и напряженное, сжатые тонкие губы, выразительные как у большинства эльфов, скулы, тонкий и ровный нос с заострённым кончиком. Очень светлые, короткие, неровно стриженные волосы, прядями спадали на лицо и Ким пятернёй убрал их назад. На секунду он обратил внимание на свою правую руку,  руки Кима вообще представляли отдельное зрелище — все в небольших старых шрамах от порезов, как и все его тело, усеянное  синяками и тоненькими бледными шрамами. Эльф болезненно скривился, поглядев на метку на тыльной стороне своей руки — выцветшие звенья цепи и глаз в середине. Ещё одно напоминание о его прошлом, ещё одна причина для  ненависти его собратьев.

Кое-как одевшись, Ким толкнул дверь своей спальни и вышел в гостиную. Эльфу здесь нравилось, было пустынно и тихо, сквозь большое прямоугольное окно в комнату падал приглушенный серый свет. В темном дальнем углу комнаты, сиротливо ютилась старая печь, на которой Ким грел еду и которую топил в холодное время года. Рядом были сложены пара поленьев, какие-то ветки и старые письма для розжига. Труба печи была выведена в стену. Тут же рядом с трубой стояла лестница, ведущая к люку в потолке, тот был плотно закрыт на замок. Порой Ким задавался вопросом, зачем этот люк вообще был нужен, а потом он понял, учитывая кто, владеет этим домом. Полезная штука на случай экстренного побега,  ухмыльнувшись, подумал эльф.

Свет из окна освещал старую мебель, что стояла  посередине комнаты. Видавший лучшие дни, но не потерявший своего величия аккуратный диван, с резными ножками и выцветшей красной тканью. Перед диваном стоял кофейный столик из темной древесины, ножка у предмета мебели бесследно исчезла, но каким-то образом он все еще не завалился. Напротив верхней и нижней частей столика стояли кресла, очень похожие по исполнению на диван, скорей всего они были из одного комплекта. А стояло все это «великолепие» на большом затоптанном и выцветшем от времени ковре. Ким потянулся и присел в ближайшее кресло, задрал голову на спинку и уставился в скошенный и пошарпанный потолок своей мансарды. Помимо мрачных мыслей о прошлых ошибках, в голове Кима настойчиво копалась какая-то мысль, но он все никак не мог понять, в чем дело. Он ещё раз осмотрелся вокруг в надежде что возможно, окружение даст ему хоть какую-то подсказку к той самой мысли, что настойчиво пытается дать о себе знать. Всё было как обычно, вот только…чего-то и вправду не хватало. И в этот момент, Та-Самая-Мысль, с громким хлопком открыла дверь в его голове и заявила что, не хватает не чего-то, а конкретно, кого-то. Эльф схватился за голову и перевел взгляд на кресло напротив. Ничего кроме зияющей пустоты он не увидел, шлема на кофейном столике тоже больше не было. Ким подскочил и направился к входной двери, вещи его гостя тоже отсутствовали, будто никого и не было. Куда он, тени его сожри, подевался?! Эльф спросонья совсем забыл о прошлом вечере, и о своём рослом госте с длинными, седыми волосами. Ох, что если он решил с утра пораньше пойти и проверить свою лошадь, и убереги Богиня, наткнулся на хозяйку? Ким в панике вскочил с кресла и выбежал из комнаты, громко хлопнув дверью.



Анна Юраш

Отредактировано: 27.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться