Хроники Азалии. Часть вторая

Размер шрифта: - +

Часть десятая

Третью пятерку имперцев в Рошали обнаружили люди Дэниса в одном домике на окраине столицы. Поскольку всей информацией, которую можно получить даже от лидера, островитяне уже поделились, тратить время на штурм и рисковать своими людьми рошалийцы не стали. Дом банально подожгли, расстреляв выпрыгивающих из окон пылающего дома людей из арбалетов.

Двое недобитков попались на глаза страже в порту Лиенны, где они пытались найти способ перебраться на Острова, поближе к своему галеону. Предупрежденная об их военных талантах стража геройствовать не стала, утыкав незадачливых диверсантов арбалетными болтами с безопасного расстояния.

Еще одна пятерка погибла в полном составе при попытке проникнуть в дом Анри в Силецке. Где имперцев подпустили к дому и не мудрствуя лукаво просто порубили в клочья охранники. Последняя пятерка для Рошалии все-таки попыталась пройти во дворец, где попалась «стражам». «Стражи» о статусе непобедимых эссеров не знали и порвали их меньше, чем за несколько ударов сердца.

А вот в Торийе королевской власти повезло меньше. Королевская семья визит имперцев не пережила, и однажды ночью умерла в полном составе, включая всех детей. После чего страна погрузилась в пучину интриг и борьбы за власть. Страна из рядов игроков континента выбыла и надолго. А сделавшая свое дело пятерка эссеров отправилась на побережье с желанием вернуться на корабль. Но дошла только до границы с Рошалией, где ее встретили люди Дэниса. Со всеми почестями и приветственным салютом. В упор из арбалетов.

Поменялась власть и в Майоратах. Почили в бозе Главный Конунг Объединенных Майоратов и конунги двенадцати самых крупных майоратиков. Впрочем, это на самих майоратах практически не сказалось. Власть и без вмешательства имперцев менялась постоянно, поскольку любимой игрой старших сыновей конунгов была «отрави папу и стань конунгом сам». Выполнившие задания три пятерки эссеров вернулись в Лиенну. Прямиком в теплые объятия боевиков специального департамента службы безопасности Рошалии. Встречу с которыми пережить не смогли.

В Шоломию эссеры не попали. Из-за технических накладок, помешавших встречающей стороне вовремя прислать за имперскими боевиками рыбацкую шхуну. В момент абордажа они находились на борту «Дракона», где и разделили печальную судьбу всего экипажа при попытке вырваться с нижней палубы.

Об этом поведал захваченный на «Драконе» представитель внешней разведки Империи господин Дзенцао, так и не поверивший, что наглые островитяне рискнут атаковать галеон. И не успевший принять яд. Надо отдать ему должное, говорить он отказывался три дня. И начал только после осознания, что палачи Островов будут поддерживать его жизнь долго. Очень долго. И все эти дни будут наполнены нестерпимой болью.

Первый этап военного вмешательства в дела континента Азалия провалился полностью. Ни один крупный игрок на политической арене не пострадал. Но одна выигранная битва не означает выигранной войны. Противостояние только началось.

В трюмах галеонов было найдено золото. Много золота. Почти семь миллионов имперских реалов. Для чего оно предназначалось – было понятно. Осталось выяснить – для кого. И это был в настоящее время самый важный вопрос. Без поддержки местных власть имущих интервенция на континент была попусту невозможна. И вот этих друзей Империи необходимо было выявить, и как можно быстрее.

*+*+*+*

Караван покинул оазис на закате. Караванщик Марый рисковать девочками при дневных переходах под палящим солнцем не хотел. Лучше потеплее их закутать и идти по холоду, пережидая дневное солнце в легких шатрах. Тем более, что караван получился неприлично большим. Сто восемь девочек, полсотни погонщиков, две сотни охраны. И почти пять сотен верблюдов, собранных по окрестным оазисам.

И Марый не мог позволить себе потерять ни одну девочку во время перехода. Поскольку это прискорбное событие могло поставить крест на его репутации. Поэтому Караванщик предпочел вести караван медленнее, чем обычно, но без малейшего риска для своего ценного груза. Благо воды и на этот раз выдали двойную норму.

Возвращающийся из Йоежика злосчастный караван под управлением Хана Латыйя Марый встретил на четвертый день пути. Караван Марыя стоял на дневной стоянке. Как только приблизившийся караван достиг предела видимости, позволяющие исключить ошибку, от лагеря Мырыя отделилось пятьдесят всадников на верблюдах и понеслись в сторону злосчастного Хана.

Окружив Хана Латыйя, в переговоры нукеры самого Великого Хана вступать не стали, и при помощи аркана сбросили его с верблюда на песок, где обезоружили и связали по рукам и ногам. Охрана невезучего Караванщика, безошибочно угадав в песчаниках личных охранников Хана Атына, благоразумно вмешиваться не стала.

Марый наблюдал, как старший из нукеров Великого Хана шел вдоль остановившегося каравана, задавая какие то вопросы погонщикам верблюдов. Примерно через полчаса нукеры перегрузили на своих верблюдов часть бурдюков с водой. Понятно, пойдут в оазис без привалов. Спеша доставить Хана Латыйя на суд Великому Хану.

И его судьба будет весьма печальна. Если папе Хан Атын отрубил голову, даруя быструю смерть, то сыночку на такую милость можно было не надеяться. За такой промах Великий Хан явно придумает что-нибудь изысканное. Хотя Марыю его было абсолютно не жалко. Заносчивого молодого хана в стойбище не любили. А уж отстранение самого Марыя от проводки «детских караванов» сам погонщик расценивал как личное оскорбление.



Dmitry Tsybin

Отредактировано: 26.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться