Хроники будущего императора

Размер шрифта: - +

Глава 6

Надо сказать, новость о том, что мы идем демоны, ну, или призраки знают куда в компании с Рельмо и духом ее дальнего предка, Келари восприняла почти спокойно. Может, на нее повлиял рассказ о сокровищах. Покапризничала немного, но в меру. Мы с Джен взяли сумки, призрак повыл над головой что-то прощально-заунывное, намекающее на то, что не все вернутся на твердую землю, и с каким-то фальшиво-бодрым настроением наш маленький отряд отправился в путь. Уже заходя под сень огромных камышей, растущих на краю деревни, я услышал своими замечательными ушами какой-то нарастающий шум. В деревне явно творилось что-то незаурядное. Мелькнула мысль, что барон все-таки помер, но тут я различил отдельные голоса, причем доносящиеся со стороны дома кузнеца, и все разъяснилось. Видимо, кузнец вернулся домой раньше, чем мы думали...

  Оставив позади поселок, всполошенный сразу несколькими новостями, спасательная экспедиция разом и крепко увязла во влажной почве. Солнце только-только взошло, поэтому роса еще не успела высохнуть, и периодически мы оказывались под освежающим душем, когда я или Келари задевали особенно могучие камыши. Я, конечно, люблю ледяные ванны, но не в одежде и не так часто! Дженеро морщилась и безнадежно вздыхала, Рельмо же старался отряхнуться как можно ближе ко мне, один раз я не выдержал и заметил:

  - Ладно, пусть я буду мокрый, грязный, голодный и злой, но если от меня будет нести псиной, кто-то этого не переживет!

  - Твое самолюбие? - невинно уточнила Джен. Видимо, общество баронессы меня не спасет.

  - Мой кот, - ответил я со всей возможной невозмутимостью.

  - О, как он, бедный, у тебя выживает?

  - Всем бы так выживать, - пробормотал я, прекрасно зная, что Миро, скорее всего, сейчас валяется на моей громадной кровати и лениво грызет засахаренные груши, его и мое любимое лакомство. Естественно, вслед за грушами перед моим взором пронеслись, искушающее лоснясь, любимые вареники с вишней, бокал вина и личико придворной цветочницы, которая делала мне весьма недвусмысленные намеки, когда я заказывал ей цветы на свой день рождения.

  Увлекшись своими мыслями, я достал из кармана мешочек со стратегическим запасом груш и кинул пару в рот. Рельмо проследил за моими действиями, и я явно услышал, как где-то прогремел гром или у кого-то заурчало в животе. Неизвестно, с чего вдруг, я разжалобился и бросил на землю несколько штук. Рельмо подошел, неуверенно обнюхал валявшийся деликатес, поднял голову и в следующий момент прыгнул с места и выхватил из моей левой руки весь мешок. Я даже не успел испугаться, просто ощутил на свое руке горячее дыхание этой твари и его капающую слюну. Вот последнее мне очень не понравилось...

  - Фу, какая гадость! Обмусолил мне всю руку, скотина! - возмутился я и в качестве мести вытер руку об идущую впереди Дженеро. Та обернулась и врезала мне по лицу охапкой каких-то растений, которые она как раз вытащила из своей сумки, чтобы приложить к мозолям Келари.

  Не знаю, что это были за сорняки, но листья, попавшие мне в рот, были горькими и противными. Увидев, как я выплевываю их, Джен сначала открыла рот, чтобы что-то сказать, а потом просто разразилась смехом. Отсмеявшись, она меня порадовала:

  - Да, если кто здесь и увидит чудовищ, так это господин следователь! Травка, что ты пожевал, непростая, в лечении ее только наружно применяют, а внутрь только отдельные личности, вроде тебя!

  Сложив два и два, я уточнил:

  - Я что, буду видеть иллюзии?

  - Что-то вроде того. Правда, ты мало попробовал, может, ничего и не будет.

  Вот счастье-то. Именно так я собирался начать свою зрелую жизнь - с трупов, ведьм, слюнявых псов и галлюцинаций.

  Какое-то время шли молча, призрак изредка давал указания, если надо было свернуть или попадалось труднопроходимое место, еще он пару раз начинал трещать над ухом своей сколько-то там раз внучки о днях славы рода Ванесски, расписывая жизнь при дворе как просто какие-то Небесные сады. Да, это было еще до появления Владения. Келари же тратила все силы на то, чтобы не отставать от нас, не упасть и не испачкать свой костюм, хотя к рассказам предка тоже прислушивалась и явно делала в уме какие-то пометки. Дух же радовался наличию внимательной аудитории и вскоре развернулся во всю силу. Понятно, почему он так требовал присутствия потомка, кому же еще было бы интересно слушать эти провонявшие нафталином давно забытые истории. Наконец, Келари не выдержала и спросила:

  - Неужели в столице действительно так весело?

  - Почти, - туманно отозвался я, Дженеро лишь хмыкнула, видно, тоже бывала в Ферре. Своеобразное у нас там веселье. Келари надолго задумалась, полагаю, ей уже не так сильно хотелось стать Владетельницей и торчать безвылазно в северных болотах.

  Впереди меня, время от времени сверяясь с солнцем, шла Дженеро. Она уже успокоилась, так как призрак сообщил, что Сэл движется впереди довольно медленно, что с ней все в порядке, и мы нагоним ее в течение дня. Правда, эта зеленая зараза, хорошо видимая в сумраке болот, наотрез отказывалась общаться со мной или Джен, так что приходилось все просьбы переадресовывать через Келари, отказать которой дух не мог.

  Наконец, баронесса не выдержала и заныла, что ей нужен отдых, иначе дальше ее придется нести. Мы нашли место посуше, и я достал саламандру, чтобы разжечь костер. Увидев у меня огненную ящерицу, которая может принадлежать лишь магу, причем довольно сильному или состоятельному, Джен сильно удивилась. Я пояснил, что какое-то время учился магии, и как мне показалось, мага это насторожило, хотя на меня она стала смотреть чуть уважительнее, в смысле, не как на консервы для ее питомца.

  Мы поели, Келари в сопровождении призрака, продолжающего разглагольствовать о величии рода, пошла вперед, Дженеро вновь собирала провизию в сумку, я же схватил последний кусочек хлеба, на который явно положил глаз Рельмо. Тот проводил взглядом лепешку, отвернулся и сообщил:



Инна Черкашина

Отредактировано: 20.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться