Хроники Эвнеканте. Книга 2. Очень ворчливая история

Размер шрифта: - +

*4*

Разделив адреса, мы отправились осматривать места преступления. Мастер Даррен милостиво взял меня в свою приятную компанию. Первый дом ничем особым не отличался от дома того же начальника, где проживал и я. Даже планировка комнат оказалась стандартной.

Это был дом того самого первого брана Тёплого Очага, который заморозил время для ворчунов-мутантов. Тулла Бакки, успевший вернуться домой, встретил нас как родных. Мы только вошли внутрь дома, когда по коридору на нас побежала чёрная волна, в которой угадывалось множество мохнатых ног.

Я ожидал, что мастер Даррен немедленно предпримет меры – заморозит их или просто топнет ногой, распугав пауков, но Командор лишь сложил руки на груди.

- Сделай что-нибудь, Яр, - неожиданно сказал он.

- Что? – мне пришлось отвлечься от наблюдения за атакой и посмотреть на него.

Улыбка у начальника была невероятно таинственной.

- Чтобы ты сделал будь один?

Похоже, что меня опять начинают обучать. Не слишком удобная ситуация для внезапной практики.

- Ничего бы не сделал. Просто убежал.

- Далеко? – он откровенно смеялся.

- За дверь, например.

- Тогда побежали.

Я вынужден был вновь посмотреть на мастера Даррена. И на этот раз он оказался невероятно серьёзен, поэтому мы последовали предложению. Бакки выбежал с нами и прикрыл дверь. Мужчины выжидающе смотрели. А я не понимал, что Командор хочет от меня. Неужели он думает, что я самостоятельно могу справится с искажением. Из магических приёмов брана Синего огня я освоил только связывание и отслеживание искажённой тени.

- И к чему мы в итоге пришли? – терпеливо поинтересовался «дядюшка».

- Вы хотите, чтобы я сам справился с пауками? Но я не умею этой вашей магией.

- Для тебя все возможно. Поэтому подумай и попробуй. Иначе, как ты научишься. Единственную подсказку, которую я могу дать тебе – бран Синего Огня сам создаёт информацию и трансформирует её.

Слово трансформация выводило меня из равновесия, что-то очень неприятное было с ним связано, но я словно не был способен вспомнить, что именно. И теперь мне предлагают самому трансформировать и убрать гадких пауков из дома с помощью непонятной магии. А между тем, внутри почему-то было ощущение, что я точно смогу это сделать. Откуда и как оно появилось, затрудняюсь сказать, но я просто знал это. Поэтому решительно открыл дверь дома и шагнул в коридор. Оказалось, что чёрная волна откатилась, но теперь же, стоило мне появиться, пауки собрались вновь и побежали.

Как это бывало во время тренировок в местной магии, я вспомнил тот огонь, которым пылали руки возле огромного Королевского кристалла. Яркий голубоватый огонь, не опаляющий, но имеющий силу.

Пауки бежали на меня, а я строил стену из полыхающих голубым светом кирпичей. Вышло слегка символично. Достаточно было поднять её до уровня колен, чтобы тёмная масса влетела и буквально сгорела в синем огне.

- Неплохо, Яр, - кивнул мастер Даррен. – А прикидывался, что ничего не умеешь. Любишь ты всё преувеличивать.

Ох, уж эти лукавые улыбочки от Командора. Никогда не знаешь, что за ними скрывается. А я даже гордиться собой не мог, поймав себя на мысли, что случившееся слишком обыденно и немного скучно. И откуда только выползла эта вселенская тоска, тягостная и мерзкая. Пустота внутри меня завыла, желая наполнения. Кажется, мастер Даррен говорил что-то про своего приятеля Мирквена, который именно со скуки начал войну, вошедшую в историю Эвнеканте, как война Искажения.

И тут тяжёлый яростный взгляд начальника прожёг меня. Он точно знал о моих чувствах, и почему-то они ему сильно не понравились.

- Не стоит, - он прошёл вперёд и внезапно обернулся. – Повторять ошибки, Яр. Помни о слабостях брана Синего Огня.

Может и не стоило, но что делать с пустотой, куда прекрасно поместился целый новый мир Эвнеканте, но и его стало мало. Слишком быстро я начинал желать, чего-то иного. Интересно, на что был похож мой родной дом, уничтоженный неизвестной бедой, если верить словам Командора.

Пора было заняться делом. Бакки показал нам кухню, где в нелепых позах застыла группа бородатых дядек. Кто-то лез в полку с крупами, другие сидели за столом, третьи чуть ли ни с головой влезли в кастрюли. Картина живописная и странная.

- Следов искажённой тени нет, - я осмотрелся.

- Такие следы быстро исчезают.

Мастер Даррен с искренним любопытством рассматривал скульптурную группу, прохаживался вокруг, чуть ли не принюхивался.

- Запустите их, Бакки, - наконец скомандовал он.

Догматик махнул рукой и в кухне разом сделалось шумно. С полок, куда залез толстый бородатый дядька посыпались пакеты и горшки. Застучали кастрюли.

- Дядя, дай поесть, - ближайший к мастеру Даррену человек жалобно смотрел круглыми голодными глазами.

А потом они все повернулись к нам и пошли в едином темпе, напоминая группу заправских зомби, умоляя поделиться едой.

- Бакки!



Иванна Осипова

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться