Хроники Эвнеканте. Книга 2. Очень ворчливая история

Размер шрифта: - +

*11*

От слов мастера Даррена я невольно содрогнулся, потому что где-то в глубине сознания снова появилось то самое, проклятое, слово — трансформация. Наш соперник, вероятно, столкнулся с ней не в теории. Мне тут же сделалось грустно. Тоска навалилась со всей возможной тяжестью. Нет, я не боялся неизвестного мне мага и опасностей, но неуловимое чувство сопричастности к чужому искажению смутило мой дух.

- По мнению Яра, - продолжал рассуждать начальник, - искажение схоже со следами в трактире и возле ловушки с ползучей смертью.

- Ползучая смерть, - Улана произнесла название самого страшного проклятия так, точно пробовала вкуснейший кусочек торта. – Помню.

- Враг настойчив, а значит продолжит попытки. И что-то необходимо придумать с заражёнными домами. Без ворчунов будет плохо. Подумай об этом, мальчик мой, - мастер Даррен хитро прищурился, глядя на меня.

- Я помню, что вы поручили мне договариваться с Кондратием, - я тут же отбросил тоскливые мысли о трансформации, образ домашнего мыша в жилете всегда вызывал во мне бурю положительных эмоций.

- Вот и хорошо. А теперь, вернёмся в Башню и поговорим с крис-хроном. Надеюсь, коллеги успели собрать улики в домах пострадавших.

Мы с трудом уместились в кэбби. Нам с Уланой сделать это всегда было тяжело. Я каждый раз куда-нибудь упирался коленями. Для Эвнеканте наш рост считался большой редкостью. Судя по телодвижениям брэн, она страдала не меньше меня, но при этом строгое холодное лицо не дрогнуло ни на мгновенье.

В Башне, Командор сразу же выяснил, где улики по делу о ворчунах. Квеласы указали на огромную коробку возле стола начальника. Чувствовалось, работали они не покладая рук. А солнышко Эйти согрела меня улыбкой. Пожалуй, самое лучшее, что есть в Эвнеканте, это наша рыжая лисичка. Я всё ещё рассчитывал на взаимность и, распушив хвост, в красках поведал о битве со столбом из паутины. Во время самых отчаянных и страшных моментов, она касалась ладонью моего предплечью, поддерживая и восхищаясь. Каким же героем я себя чувствовал!

Мастер Даррен смотрел-смотрел на наши безобразия. Потом куда-то вышел и вернулся озадаченный.

- Хватит тут девушек соблазнять, - с наигранной строгостью рявкнул он. - Хэля нет на месте, а я начинаю сердиться. Напоминаю, что в гневе я страшен.

Мы с Эйти переглянулись, потупили взор, но откровенно не поверили начальнику. Командор, конечно, маг сильный и суровый, но, когда ты входишь в ближний круг, то опасаться точно нечего. Он ведь на самом деле нас любит и относится, как добрый «дядюшка». От таких мыслей лицо само расплылось, показывая самую широкую улыбку из возможных. Покачав головой, мастер Даррен отвернулся к столу, поднял на него коробку с уликами. Когда он снова повернулся ко мне, то я еле сдержался, чтобы не отпрянуть.

Глазами полными ярости, на нас смотрело древнее и явно не доброе существо. Что-то похожее я видел однажды на лестнице Башни, когда он разрушил все мои представления о себе, показав наглядно — всё может оказаться не так, как кажется. Мастер Даррен улыбался, но нехорошей, плотоядной улыбкой, словно сегодня Юста подаст на ужин не очередной оригинальный десерт своей магической кухни, а именно меня. И он всем нутром предвкушал этот момент. Я испугался, подумал, испугался снова. Да, какого чёрта! Пусть только попробует закусить мной.

- Эти ваши шуточки, - машинально я схватил Эйти за тёплую ладошку, видимо, в поисках храбрости.

Лицо Командора разгладилось, приняв прежнее приветливое выражение, и немного глумливое, к тому же.

- А я тоже так умею, - хихикнула рыжая лисичка, а её ушастый приятель фыркнул, приподняв голову (весь разговор пустынный лис дремал в кресле).

- Мечтаю никогда не увидеть, - я ворчал, как старый дед, представив, что милая Эйти вздумает показывать свои способности, в какой-нибудь наиболее интимный момент наших отношений.

- Все умеют. Да и ты, Яр, не хуже можешь, - мастер Даррен сложил руки на груди, наиграно топнул ногой. – Кристаллы его побери, где наш крис-хрон?!

В тот же миг, словно услышав призыв начальства, в кабинет без стука вошёл Хэль Хэммельми. «Вошёл» не совсем правильное слово, если речь идёт о крис-хроне. Он влетел, ворвался, промчался через кабинет и уронил себя в кресло, едва не придавив лисёнка Эйти.

Древний подросток крис-хрон полулежал в кресле в облаке из наших вопросительных взглядов. Цветные пряди беспорядочно упали на бледное лицо, решительно сомкнутые губы застыли в скорбной мине, яркие глаза метали молнии, а кристальный узор на лице светился таким алым светом, что только по нему можно было определить — Хэль Хэммельми в гневе и готов взорваться от возмущения. Тонкие пальцы сжимали подлокотник кресла.

Немая сцена продлилась почти минуту. Наконец, Хэль остановил бешеный взгляд на мастере Даррене.

- Что творится в этом эммм… мире?! – с его губ было готово сорваться замысловатое ругательство, но, возможно, для крис-хронов существуют особые правили о загрязнении информационного поля кристаллов и он сдержался.

Само по себе странно — Хэль сдержался и не вывалили на нас поток вечного недовольства. Вопрос его звучал, как риторический, а следовательно ответа не требовал, поэтому мы так и стояли замерев. Продолжение не заставило себя ждать.



Иванна Осипова

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться