Хроники Эвнеканте. Книга 2. Очень ворчливая история

Размер шрифта: - +

*12*

Некоторое время мы сидели в абсолютной тишине, но работа крис-хрона затянулась, а вопросов для обсуждения оставалось много, и мастер Даррен не стал тратить время понапрасну. Правда в начале он залез под стол, извлёк оттуда пузатый керамический чайничек и заварил нам тэмми, что было очень вовремя — моя тяга к табаку дала о себе знать, а отвлечь от пагубной привычки мог только чудесный напиток из мира Эвнеканте.

Хэль Хэммельми перестал обращать внимание на такие мелочи, как двое коллег, распивающих горячие напитки по соседству. Он сурово разглядывал картинки из домов, где ворчуны решили повеселиться и забыть о своих обязанностях. При этом лицо у него было такое, словно мы выставили перед ним содержимое нескольких мусорных баков, до верху набитых отходами. Наверное, для приверженца его догмы кусочки картона с искажением и были чем-то вроде мусора.

- Зачем им это всё? – я прекрасно видел, как начальнику натерпится поговорить о деле.

- Искажения? – мастер Даррен отставил пустую чашку, удобно откинулся в удобнейшем кресле, предмете зависти всех сотрудников.

- Беспорядки в трактире, зачарование ворчунов.

- Почина может быть любая. Помнишь послание на кристалле из трактира, где мы усмиряли фарш?

- Там было нечто очень пафосное.

- Догма Свободных. Они выступили против Уложения о запрете искажённой магии.

- То есть их действия, своеобразная акция протеста?

- Попытка заявить о себе, вероятно. Как одна из целей.

- Выглядит детской шалостью, - я вспомнил о нашей версии, что один из догмы очень молод.

- Один молод, второй очень древнее существо с искажением, - и начальник на память пожаловаться не мог. – Мне не нравится, что они идут стопами брана Последнего пути. Буквально желают того же. В прошлый раз это привело к войне и гибели многих и многих.

- А не может это быть ваш…, - не стал я договаривать слов про Мирквена.

Мастер Даррен поднялся из кресла, ссутулившись прошёлся по кабинету.

- Напрямую Мирквен не мог. Мы так и не знаем, где он, но у меня есть сведения, позволяющие сделать такой вывод, - недовольный и грустный одновременно начальник смотрел на панораму города, открывающуюся через прозрачную стену.

Я озадачено моргал глазами — сочетание эмоций не было похоже на Командора. Он находился в непривычном для себя состоянии. Невозможно скрыть. И каждый раз, когда речь заходила о старом друге, мастер Даррен старился на глазах.

- Нет. Не Мирквен, - послышался звонкий голос Хэля Хэммельми.

Мы одновременно обернулись на мага, искусно прикидывающимся подростком. Он смотрел с вызовом и гордостью.

- Его руку я узнаю сразу. Фу, дрянь, - отбросив картинки назад в коробку, Хэль потянулся всем хрупким телом, с чувством зевнул, и только тогда продолжил. – Сильный искажённый маг. Знакомый наш, но чтоб я помнил! Их же столько тогда было. В Искажённом городе.

- Постарайся вспомнить, Хэль, - мастер Даррен действительно просил старого друга. – Вся надежда на тебя.

- Как обычно, - фыркнул крис-хрон. – Ничего без меня не можете.

- Ну, естественно, - Командор широко и вполне искренне улыбался.

Как-то так вышло, что ничего интересно в этот день больше не произошло. Отбыв рабочее время за обсуждениями дела, мы вернулись в дом на улице Северных ветров. Юста встретила нас с очередным кулинарным шедевром, который мы приговорили довольно быстро. И к самому концу ужина, сопя и нарочито громко топая, появился Кондратий.

- Поднимите меня, - потребовал мышь.

Я послушно протянул руки, позволив запрыгнуть в ладони, и Кондратий уселся рядом с моей тарелкой, сверля нас с Командором чёрными глазками. Нужно как-то налаживать контакт с этим разумным мышом. У меня было ответственное задание — восстановить мир в доме.

- Какие недогадливые, - буркнул Кондратий. – Кормить меня, кто будет?

- Простите, о великолепнейший мышь, - смиренно ответил ему я. – Желаете кусочек чудесного пирога?

- Желаю, - кивнул и неспешно принялся за еду.

Мастер Даррен наблюдал за церемониями с восхищённым интересом.

- Чего ещё желает чудесный мышь? – он расправился с едой, а я продолжил выполнять дипломатическую миссию.

Сопя, он тёр лапками мордочку, умываясь после трапезы. Я терпеливо ожидал ответа, а потом вспомнил, как Юста безжалостно гоняла Кондратия по подвалу, не давая устраивать спальню рядом с кристаллами.

- Может быть уважаемый Кондратий желает спать? – поинтересовался я.

Кондратий замер, опустил лапки и в маленьких глазках появилась заинтересованность.

- Хотите, я построю вам дом?

Меня несло потоком идей, не успевал осмыслить, но, кажется, двигался в верном направлении. У мыша на мордочке смешались все возможные эмоции, но главной оставалась радость и ожидание чуда.

- У меня никогда не было настоящего дома, - пискнул Кондратий и потёрся толстой мягкой щёчкой о мои пальцы. – Хочу дом.



Иванна Осипова

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться