Хроники Эвнеканте. Книга 2. Очень ворчливая история

Размер шрифта: - +

*14*

Прежде чем бросаться в ноги к ворчунам, у мастера Даррена я выяснил, а можно ли иллюзиям есть. Бубурик так хотел получить что-нибудь вкусное, так просил, а я вроде бы обещал и теперь назад не ввернёшь сказанного. Командор меня успокоил, дав добро на гастрономическое задабривание ворчунов и Кондратия.

- Понравился ли тебе новый дом? – решил начать я издалека, держа мыша в ладонях.

- Дом замечательный, спасибо тебе, - Кондратий покрутился на месте, пригладил лапкой жилет, теперь янтарно-зелёных тонов.

Похоже, у Кондратия гардероб был не менее велик, чем у Хэля Хэммельми. Может быть это в крови у крис-хронов? Не думал, что мыши бывают такими модниками. С другой стороны, мышь — крис-хрон, само по себе странно. Как же мне подступиться к невыполнимой миссии по примирению?

- Я так рад за тебя, - состроив скорбную мину, я кивнул, потом ещё и вздохнул для пущего эффекта.

Мышь замер, оценив актёрскую игру, мордочка погрустнела. Он так внимательно и сочувственно заглядывал мне в глаза, что новый прилив стыда затопил душу.

- У тебя что-то случилось? – обнял меня за палец маленькими тёплыми лапками.

- Прости, Кондратий, но я переживаю, что мой дом не так хорош и скоро разрушиться.

- Почему разрушиться? – мышь заинтересованно шевелил ушками.

- Ворчуны отказываются работать. Бубурик обижен и плачет.

- Пусть плачет. Он грубиян, - Кондратий решительно схватил себя за хвост.

- Мы не сможем без ворчунов содержать дом, - я старательно сокрушался. – Значит, скоро останемся на улице. Под дождём и ветром. Настанет зима, холод и голод, потому что готовить станет негде.

- И ты умрёшь? – мышь засопел и шмыгнул носом.

- Скорее всего да, - я снова вздохнул.

- И ничего нельзя сделать?

- Очень трудно, - теперь нужно быть осторожным, не сказать лишнего, подталкивая Кондратия к нужному решению. – Я не справлюсь.

- Хочешь, я помогу тебе? – он гордо поднял мордочку вверх. – Я сильный и умный.

- Верю, дорогой Кондратий. Ты замечательный мышь. И сможешь помочь, если поговоришь с Бубуриком. В доме должен быть мир. Во всех домах должен быть покой и порядок. И твоя помощь нам очень пригодилась бы.

Он думал довольно долго. Плюхнулся задом на ладошку, сопел и жевал кончик хвоста, смотрел в сторону, а потом опять на меня. Всё это время я сохранял самое тревожное и печальное выражение лица, понимая, что роль требуется отыграть до победы.

- Я слишком добрый, - наконец, выдохнул Кондратий. – Давай, неси меня к своему ворчуну ужасному.

- Всегда верил в твоё большое сердечко, - я не мог поверить в удачу, кажется, задание мастера Даррена будет выполнено.

Помня о заказе Бубурика, я прихватил с собой тарелочку с куском пирога, посадил мыша на плечо и спустился в подвал. Сердце дома мирно гудело в центральной колонне. Тишина и покой. К этому моменту мы прекрасно знали, что ворчуны приступили к работе. Я заметил парочку в ванной и на кухне, куда рискнул заглянуть — обычно, Юста никого не желала видеть в своих владениях.

Ритмичным стуком по стене я вызвал главного ворчуна. Недовольное личико проявилось из дерева. Он заметил тарелку с пирогом и вылез целиком, жадно глядя на кушанье.

- Вкуснотища, - пробубнил этот голодный тип, занюхав пирог со всех сторон.

А затем широко раскрыл рот. Не просто широко, а невероятно широко. И лучше бы я этого не видел.

Надо заметить, что я никогда не встречал ничего подобного и испугался за здоровье малыша. Нижняя челюсть ворчуна опустилась до пола, и как поезд исчезает в тёмном туннеле, кусок пирога растворился в недрах Бубурика. Некоторое время я пытался понять, как с этим знанием жить дальше. Пожалуй, теперь во снах мне станет являться ворчун с разверзшейся пастью, а я буду пытаться скрыться от него, чувствуя себя кусочком пирога. Весьма неприятно.

- Миритесь, - отбросив страхи, я решительно спустил Кондратия на пол рядом с ворчуном, искренне надеясь, что они не сожрут друг друга.

Сожрав пирог, Бубурик смотрел на мыша осоловелыми, но весьма добродушными глазами. Кто знает, чего ждать от иллюзии, вкусившей настоящей пищи? Мастер Даррен так и не прояснил до конца этот вопрос. Мышь заложил лапки за спину и стоял в гордой, вызывающей позе оскорбленной невинности. Подумалось, что он запросто может отказаться от собственных слов.

- Ну, прости, что ли, - хрипло проскрипел ворчун. – Но было очень больно, чудовище.

- Сам…, - Кондратий подавил собственный писк. – Это был профилактический укус. Прости, что не предупредил.

- Профиклаклический? – ворчун выпучил глаза.

- Лечебный, - снисходительно пояснил Кондратий. – Я вас спас, - и скромно опустил взор, уставившись в пол.

- Кхм, - деловой малыш растеряно моргнул. – Тады спасибо тебе, чудовище.

- Вот и славно, - пришло время прервать расшаркивания странных обитателей нашего дома. – Все спасибо за отзывчивость. Дорогой Кондратий, к тебе будет и другое дело.



Иванна Осипова

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться