Хроники Фальсы

Размер шрифта: - +

Глава семидесятая. Лаконика. Некромант.

Мое новенькое сердце действительно содержало приличную долю железа. С моей стороны было глупо думать, что рудоносная скала состояла целиком из золота и камня. Еще глупее было вот так подставиться, сначала в загребущие лапы тени, затем в руки помешанного профессора. Биопсию он все же взял, процесс неприятный и довольно болезненный. Детские сюсюканья Гленна не только не отвлекали, но еще и жутко бесили. Неужели все врачи – высокообразованные люди, прошу заметить! – и вправду считают, будто всякие «Потерпи, лапочка», «Как комарик укусит» и «Осталось еще чуть-чуть, не больше часа» реально помогают? Молчание и сосредоточенный вид профессионала – вот что на самом деле способствует стоическому терпению пациента.

После всех пыток мы, наконец, перебрались в соседнее помещение, где заметно пободревшая Тиен сгребла на дальний край стола запыленные мензурки, заварила крепкий чай, дополнила композицию большой вазочкой с пряниками и, нацепив на нос по-дурацки огромные очки, ушла. Мужчина часто зевал и до красноты тер слепые глаза. Похоже, уже утро, а к профессору наверняка снова набьется полная аудитория студентов. В любом случае, ему нужно идти, или на занятия, или хорошенько поспать. Другой вопрос что он сделает со мной. Отпустит? Маловероятно. Но и с собой тоже не возьмет.

-Я могла бы вернуться вечером, - без всякого вступления ляпнула я, будто думала настолько громко, что о моих опасениях знал каждый человек в этом здании.

-А? – задремавший было некромант встрепенулся и потянулся к еще не остывшей чашке. Вот дура, стоило удрать, а не говорить об этом вслух.

-Вам нужно поспать. А я приду вечером, чтобы вы могли продолжить исследования.

-Боюсь, что мне снова придется посылать за вами, - осторожно выбирая слова, отказался Гленн. – Здесь есть комнаты, в которых можно отдохнуть.

Как по заказу, в заброшенную лабораторию тихо вошел тот самый дяденька со странной прической, сережкой в ухе и абсолютно нормальными глазами. Только теперь он был одет в белую рубашку, джинсы и тонкие хлопковые перчатки без пальцев. Он легко кивнул профессору, затем вплотную подошел ко мне и аккуратно, но настойчиво, взял под локоток. Недовольно скривишись, я все же поборола в себе отчаянное желание вырваться и убежать. Заблудиться в подвалах института то еще развлечение, а результатом такой выходки вполне могут оказаться укол транквилизатора или жесткие веревки, туго стянутые на запястьях и лодыжках. Захватив свободной рукой пару пряников, я с гордым видом поднялась со стула и тоже кивнула Гленну, который, судя по всему, собирался отоспаться прямо здесь, не поднимая головы от столешницы.

Мы шагали в абсолютном молчании. Как выяснилось, собеседник из этого мужчины никакой, а я полностью сосредоточилась на запоминании дороги. Ну и немного на поедании пряников. И почему двери здесь не цветные? Это бы в разы облегчило мою работу. Черт с ними, с дверями, но запомнить где и в какие стены нужно входить, да еще и под каким углом – кое-где приходилось пробираться едва не на корячках – было невозможно для короткой девичьей памяти. Кроме того, чем дальше мы шли, тем приглушеннее становился свет. В какой-то момент мне почудилось, что конвоир нарочно водит меня кругами, но непонятки со светом резали подозрения на корню. В конце концов, мы вышли в низкий и очень темный коридор. Я остановилась как вкопанная и неосознанно вцепилась в провожатого. С некоторых пор темнота для меня все равно что мешок со змеями, в который я боюсь сунуть руку, потому что не знаю ужи там или гадюки. А если к неизвестности примешивается что-то более определенное, например шипение, рык, стоны, вой или совместная какофония из всех этих непритягательных звуков, то я падаю в обморок. Или успешно его изображаю.

Звуки и в самом деле пугали до колик в боку, но нервная система пока что автономно поддерживала, как известно, невосстанавливающиеся клетки на плаву. Осев на пол, будто из меня резко вынули позвоночник, я успешно сымитировала потерю сознания. Боги, сейчас меня скормят каким-нибудь кровожадным тварям, которые обязательно разгрызут каждый хрящик и будут обсасывать меня до последней косточки.

Когда мужчина наклонился, я вскочила, со всей силы дернув того за перевесившуюся через плечо косу и по пути встретив его нос острой коленкой. Припустив в обратную сторону, я еще некоторое время слышала искусно выстроенную конструкцию деликатного мата, достаточно громкую, чтобы заглушить хрипящие звуки скрытого в темноте зверинца. Направление становилось неважным, поскольку и шум, и свет пропали окончательно, и тут я пришла к выводу, что тишина может пугать не меньше душераздирающих криков. Глаза привыкли к темноте, черные впадины проходов и поворотов виднелись отчетливо, тогда как руки старательно нашаривали невидимые провалы в стенах. Шуршание под пальцами и хруст обсыпавшейся штукатурки, отрывистое дыхание и частый стук сердца, постепенно превращающийся в непрерывный гул. Казалось, камень попросту таранит заграждение из ребер, рвется наружу как отчаявшийся узник, оставленный там на сотни и сотни лет. «Успокойся, миленькое» прошептала, приложив немеющую ладошку к груди.

-Лаки, что с тобой? Где ты? – напряженный голос звучал будто из другой вселенной. Ах, да, ментальная занавеска. Кажется, под действием сильных эмоций она истончается, собственно как и от плохого физического состояния.

-Я цела, - через силу проглотив новую порцию застоявшегося подвального воздуха, ответила как можно тверже. Я хотя бы человек, а Лису точно отсюда уже не выбраться и в моих силах заставить его оставаться там, где он есть. – Я сейчас прорабатываю план «Б», мне ничего не угрожает, вернусь как смогу. Ты уже нашел пульт?

-Если мы соревнуемся в убедительности, то я забил на план «А» и все последующие возможные тридцать два плана, которые ты еще не придумала. Мне тоже ничего не угрожает, вокруг скачут радужные пони и летают бабочки, а не хреновы тени, жаждущие вселиться в меня и разбить твою маленькую белокурую головку обухом топора, словно яичную скорлупу, - скороговоркой отозвался Инт. – Где ты, мать твою?!



Елена Ласт-Сумерка

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться