Хроники Фальсы

Размер шрифта: - +

Глава семьдесят вторая. Варрон. Верховный маг гильдии научно-технического чародейства.

Как только эльфы ушли, мне пришлось снова включить щит и, соответственно, ослепнуть. Когда арьергардные замыкающие стали падать, обхватывая себя руками, будто в попытке удержать рвущееся нутро, я понял, что нас действительно оставили одних, предоставив нелегкий выбор. Сбежать и продолжить бесцельно скитаться по миру с кучкой голодающих, изможденных и ненавидящих тебя людей либо остаться и, скорее всего, погибнуть. Но самая крошечная надежда всегда оказывается сильнее всеобъемлющей, тотальной безысходности и она не подвела и в этот раз, легко одержав победу и заставив всех нас ждать. Чем больше я размышлял над возможностью сбежать, которая вряд ли представится еще раз после возвращения остроухих, тем сильнее убеждался в бесполезности сего действа. Мы прошли стаей саранчи шеренгой едва не в целую милю, собрав и убив все съестное. Добраться сюда без оружия уже само по себе чудо, но дважды рассчитывать на удачу – прерогатива дурака, которому, к слову, обычно везет. Сделать крюк и вернуться по новому пути или вовсе броситься куда глаза глядят, сбивая оживших теней со следа и, вероятно, убегая от эльфов, метящихся кончиками стрел в наши затылки. Я не признаюсь, но мне страшно. Страшно не от ситуации, а от ответственности, ведь ее нельзя просто сбросить или запихнуть в дальний карман и благополучно забыть. Техномаги пристально вглядываются в ряд кустов и деревьев за разрушенным храмом, иногда робко оглядываясь в мою сторону и, возможно, им мерещится призрачная надежда на спасение.

-Малыш боится? Как мило, - мятным голосом протянула тень. Я отпрянул и зажмурился, вдруг поймав себя на подглядывании, которое с некоторых пор категорически запрещено моим личным моральным кодексом. Эта белоснежная штора слишком легко превращается в полупрозрачный тюль. Стоит на секунду забыться – защита падет и  раздавит моей безалаберностью 73 человека, а самое болезненное, что я буду беспомощно наблюдать, пока тень не выпьет все тепло моего тела.

-Не поддавайся, - настойчиво прошептала женщина, больно тюкнув клюкой по моей коленке. – Они ждут, что ты сломаешься, но я верю – с твоим хребтом все в порядке, - старушка присела рядом и как-то совсем по-детски взяла меня за руку. Ладошка оказалась маленькой и теплой. Жест был простым, но таким умиротворяющим и нормальным, что на мгновение я представил как держу руку дочери, сидя дома перед потрескивающим камином и корча веселые рожицы. Как будто такое когда-нибудь происходило.

-Варрон, кто это с вами? – весело спросил Уллис, прошаркав почти вплотную. Бона рывком отняла руку и спешно поднялась.

-Это я, глупый ты болван, - словно прожамкала и выплюнула слова, хотя раньше ее голос звучал звонче.

-Простите, показалось, - легко согласился парень. – Варрон, что нам делать? Может, не следовало брать с собой ушастого мертвеца? Не подумайте что я вдруг зажилил мантию, но сейчас все могло бы быть проще.

-Просто это когда рассуждаешь в сослагательном наклонении.

-Вы правы, любому из нас легко рассуждать и осуждать, - коротко усмехнулся и, похоже, расположился на камне неподалеку. – Я думал у вас есть план, думал вы знаете что делаете. Но раз за разом мы оказывались в ловушке, а я продолжал верить. И что теперь?

-Жди, - это что-то новенькое. До сих пор согильдийцы предпочитали шушукаться за моей спиной и держаться настолько далеко, насколько позволял круг безопасности.

-Жду и искренне хочу дождаться. Меня посвятили в техномаги когда мне еще и семидесяти не было, а до того еще тридцать лет я пробыл у вас на обучении. Ну, знаете, принеси-унеси, забери-убери, такой то ли ассистент, то ли паж. Но я ездил с вами по всей Фальсе, видел китов, телевизоры, Край Мира, столицу Магадара, теперь вот, храм Властительницы Грез, пусть и разрушенный до основания.

-К чему ты ведешь?

-Хочу увидеть еще что-нибудь. Оглядываясь сейчас, сотня лет кажется коротким сном.

-Бояться смерти нормально, Уллис. Это инстинкт, заложенный не только в людях, - на этом моменте старушка очень убедительно издала звук, похожий на рвотный позыв, и, поднявшись, ухромала в неизвестном направлении.

-Знаю, но…

-Парень, с кем ты ее спутал? – перебил я, едва дождавшись, когда стихнут шаги.

-Ах, это. Ерунда, не берите в голову. Наверное легкое искажение зрения от ночных линз. Я хотел сказать кое-что важное.

-Нет, действительно, кого ты увидел? – меня беспокоил не только изменчивый голос женщины. Всякий раз, когда я прозревал, она исчезала, а стоило мне ослепнуть – появлялась из ниоткуда.

-Ребенка. Девочку, лет шести-восьми. Со светлыми волосами, настолько кудрявыми, что она была похожа на одуванчик. Но я уверен, что мне показалось.

-А как выглядит Бона?

-Старой как мир, - рассмеялся Уллис. – Низкого роста, горбатится, лицо сморщенное как пемза, а на голове сахарно-белый пух. Я речь-то ее через слово разбираю.

-Почему это? – я догадывался, но все же решил уточнить.

-Щеки западают, а губы заворачиваются так, будто она пытается их съесть. Зубов ведь совсем не осталось. Разве вы не слышите?

-Конечно слышу, - излишне торопливо ответил я, - Понимаешь, мне сложно определить по звуку что именно не так. Ты вроде хотел что-то сообщить, - подтолкнул его, чтобы сменить тему. Забавно, Бона имитировала для меня старческую речь, хотя иногда забывалась. И ладонь, сначала мне подумалось что она просто маленькая, но нет. Это была детская рука, с тонкими короткими пальчиками и мягкой кожей.

-Извините, но кажется уже поздно. Эльфы.

Я встал, в напряжении пытаясь визуально представить себе происходящее. Вот впереди идет эльфийка, сегодня на ней короткие штанишки цвета хаки и белая майка, высокие сандалии с хитрой шнуровкой, волосы заплетены в косу, отчего уши кажутся невообразимо огромными. Справа от нее вразвалочку тащится светловолосый весельчак, одетый в широкие трузера и жилетку на голое тело, за спиной позвякивают стрелы в колчане, лук переброшен через плечо. Слева весь в черном, с длинной рубашкой навыпуск, словно само зло марширует темноглазый эльф, лицо как гипсовая маска и все еще сливается цветом с моей слепотой. В руках он несет заряженный арбалет, а когда полы рубахи разлетаются в стороны, на поясе видны подсумки, заполненные самострельными болтами. К ним медленно выходит Вифиний, высоко подняв руки. Я силюсь увидеть старушку, но людей слишком много, я не могу разглядеть ее в сгущающейся позади толпе.



Елена Ласт-Сумерка

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться