Хроники Фальсы

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая. Лаконика. Некромант.

Гадкий лисеныш попытался отбиться от меня, то и дело щекоча нос кончиком пушистого хвоста. Я мертвой хваткой держала его задние лапы, не в силах разжать пальцы, будто бы их сковала безболезненная судорога. Сердце колотилось в бешеном ритме рок-н-ролла, тяжело ударяясь в виски и гоняя кровь по ранее неизвестным ей местам. Где-то глубоко внутри своего раскуроченного мозга, я понимала, что по всем параметрам только и делаю, что мешаю Инту соображать и действовать. Однако, инстинкты победили, как и всегда. Он пополз вперед, больно таща меня по острой траве, приговаривая что-то не совсем вразумительное, но очень обидное. Зачем он идет туда? Неужели он не боится?..
-Все еще хочешь посмотреть, что здесь творится? - пыхтя, спросил Лис.
-Разворачивайся, - шептала я, хватая губами воздух, пропитанный запахом серы и прогорклым дымом. Может, это сама Геенна Огненная? Спрятанная здесь, в лесу с плохой репутацией и неутешительной статистикой смертности? За видимой границей, где трава начинала темнеть, скрючиваться и вообще теряла свой облик, простиралась поляна площадью около одного акра. В километре от рубежа столбом высилось мареновое пламя, сразу за ним кишело что-то серое, но из-за дальности не было возможности понять что это. Оно, казалось, пыталось потушить стену своего заточения, загрязняя атмосферу лоскутками пепла и плотным дымом с нелицеприятным амбре пережаренного мяса. Неподалеку земля разверзала свои владения, выпуская наружу двуногих существ. Я могла бы назвать их людьми, но сомнамбулическое состояние, какое не было присуще даже нашему домашнему зомбику, и медленное, но целенаправленное движение прямиком в пляшущие языки  огня, сбивали с толку. Инт, воспользовавшись моим беспомощным «глазением», жестко лягнул меня лапой и быстро отскочил в сторону. Потеряв опору, я было приготовилась заверещать, но какой-то мистический блеск над кромкой окружающих это место деревьев привлек мое внимание. Занавес при семи спектрах, или купол, что я не берусь утверждать, так как прямо над головой находится густая мгла.
-Что за... - нечто ледяное коснулось кожи, бестактно просочившись под одежду. Оно будто бы бросалось на меня, периодически покидая, но всегда возвращаясь снова. С каждым нападением все усиливались слабость и желание спать. Или умереть. Рыжий хвост приминал еще желтую траву примерно в десятке метров от меня. Я тянула к нему руки, будто грудной младенец к матери, напрочь забыв как пользоваться языком. Холод усиливался, утягивая в сон. Хочу домой. Единственная мысль, пульсирующая в голове. Изображение смазывалось, глаза сами по себе закатывались, будто пытаясь заглянуть внутрь. 
-Как ты думаешь, стоит подойти ближе? - скользнул хриплый голос с некоторой ноткой сомнения. Под пальцами я чувствовала собственные коленки, до боли прижатые к груди. Сама не соображая, я пыталась аккумулировать тепло, впрочем, безуспешно, так как мой личный леденящий бес скользил когда и куда ему вздумается. 
-Эй, что с тобой? - Лис ткнулся носом в мое плечо, отчего я инстинктивно сжалась еще больше. Потом он лег вдоль моей спины, отчего сразу же стало гораздо теплее. - Давай, родная, нам еще нужно успеть убраться отсюда, - тихонько приговаривал он. Холодок змейкой скользнул под рукой, пробежал по выпяченным от напряжения ребрам и пропал за спиной.
-Свет! Зажигай свет! - от неожиданности я распахнула глаза. Мутный взгляд уперся в темнеющую полосу деревьев, сваливая колорит в одну серую, бесформенную массу. Я будто запустила цепкие пальцы в самое свое сердце, выдирая с корнем остатки тепла, энергии, жизни, и зажгла крохотный огонек на посиневших ладошках. Он подрагивал, даже не напоминая о тех круглых, ярких эфирных шарах, которые я при всякой необходимости извлекала раньше. Не без усилия, поднявшись на колени, дважды ткнувшись лицом в кровожадную траву и оцарапавшись, я таки направила свет на нервно бьющегося Лиса. На землю легла тень, точно повторяющая контуры его тела, но как только спасительные лучи коснулись ее, она испарилась, оставив после себя лишь тоненькую шипящую струйку дыма. Еще минуты две я держала свет в руках, после чего последний всполох жадно осветил морду Инта и, наконец, погас. Слабые, подавленные сонливостью, мы корчились на земле, пытаясь выгадать друг от друга хоть немного тепла. 
-Эй, мы должны убираться, - на нос приземлилось что-то легкое, почти воздушное, но жутко раздражающее, и я чихнула, рефлекторно зажмурив глаза. Но когда распахнула их вновь, было отчего испугаться. Он вальсировал будто с самих небес, очень похожий на грязный снег.
-Когда потухнет огней заточение и пепел вспорхнет над кронами леса... Огонь, он еще горит? - я загораживала ему обзор своей маленькой тушкой, потому поспешно отползла. Ноты отчаяния в его голосе сплетались с угрозой, танцевали в воздухе и ложились на землю вместе с пеплом. Трава начала тренькать, словно бы заливаясь предсмертным плачем, но все же пытаясь бороться и выныривать из-под серых сугробов. 
-Горит, - облегченно выдохнул Инт, после чего вцепился зубами мне в воротник и больно потащил прочь. Пыль забивалась в глаза, рот, нос, мешала дышать, видеть, слышать, и я громко рявкнула что-то такое, что заставило его меня отпустить. Вставая на четвереньки, а потом и на ноги, я стряхивала с себя покорных жертв мистического огня. В мышцах все еще гнездилась усталость, но я заставляла себя двигаться. В удивлении заметила, что мы идем на свет костра, как и те бездушные мотыльки.
-Инт, я туда не пойду, - заупрямилась я, не выпуская рыжую шерсть из поля зрения. Там ведь явно что-то плохое, что-то опасное! Зачем, зачем он ведет меня туда? Что я о нем знаю, чтобы так слепо двигаться за его хвостом?
-А есть другие варианты? Может, только я один не вижу иных ориентиров? Подумай сама, что если тени снова нападут? Ты сможешь зажечь шар еще раз? - ряд бесконечных вопросов лился из его пасти, но остановиться Лис так и не соизволил. И я семенила следом, зная, что все что он говорит — правильно. Не потому что он всегда был старшим, а потому что я действительно видела в этом смысл. Возле костра будет тепло, раз. Два, там нет места теням, свет изничтожит их. И три, в сумасшедшем танце серых лоскутов просто нет другого маяка, за который можно было бы уцепиться, не потеряв направления. К тому же, тварь, заключенная в огненном кольце, вряд ли способна выбраться оттуда, раз уж до сих пор не выбралась. Опасность, она чувствовалась везде, всюду, хватала меня за ноги, вгрызалась в сердце, разбивала твердость поджилок, сочилась по венам леденящей рекой... Чем ближе мы подходили, тем реже становились необычные осадки, возвращая почти нормальную видимость. Все во мне бесновалось, умоляя, а иногда и заставляя, убраться прочь. На скулах от напряжения отчетливо выступали желваки, а из-под пальцев, с силой зажатых в кулак, вот-вот должна была просочиться кровь. Становилось теплее, но дыхание сбивалось, от того, что потоки ветра все чаще и сильнее хлестали по щекам. Внезапно, словно бы из ниоткуда, среди летящих ошметков показалось серовато-желтое лицо и я вскрикнула, отпрыгивая назад. В нем не было ничего пугающего, разве что только глаза — пустые и холодные. Глаза человека, находящегося вне своего сознания. Он четко прошествовал мимо меня и быстро скрылся в мешанине планирующих лоскутков. Вытерев лоб рукавом, я облегченно выдохнула и, сделав буквально несколько шагов, поняла, что потеряла Лиса. 
-Иии-ииинт! - завопила я, сложив ладошки рупором возле рта. -Ииинт! - огонь нагло плясал в нескольких сотнях метров, насколько я могла судить, и я начала понемногу двигаться в его сторону, не прекращая взывать к рыжему. Становилось все жарче, пот градинами скатывался по лицу и скользил под майку, которая тут же неприятно прилипла к телу. Как же хочется домой, в лабораторию, к папе... Шаг и я потеряла опору, больно стукнувшись челюстью обо что-то твердое и острое. А потом — темнота и свободный полет, который, казалось, не кончится никогда.



Елена Ласт-Сумерка

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться