Хроники Фальсы

Размер шрифта: - +

Глава двадцатая. Лаконика. Некромант.

-Отстаньте от меня, прилипалы. Никакой я не дух, - раздраженно бросила я, отряхивая  покрытые пылью ладошки. Правая нога по колено утопала в завале камней, потому боли не было, только небольшой дискомфорт и першение в горле. Чудные гномики столпились вокруг меня и напряженно перешептывались, периодически  ахая и вздыхая. Чуть дальше, за их спинами, пострадавших  перевязывали кусками собственной одежды, где фиксировали переломы с помощью древков от кирок, где вытаскивали осколки из сочащихся кровью ран. Я глядела на все это настолько широко раскрытыми глазами, что, казалось, они вот-вот выпадут и покатятся по гранитному полу. 
-Но как же... Их надо бы в госпиталь. Разве у вас нет медпункта? - несколько старичков с длинными, спутанными бородами косо поглядели на меня, неодобрительно прицокнув языком. Сразу стало понятно, что это и есть самый отрицательный ответ. Ох ты ж, моя мятежная душа! Сколько планов по освобождению мелкого народа с ветерком прокатилось по моим извилинам! ...но были моментально задавлены, ибо с первостепенной задачей — найти Лисенка — ничто не могло тягаться. 
-Эй, вы! Значит так... - императивным тоном произнесла я, поднимая руку вверх. Гномы, наступая друг на друга, пытались пробраться вперед, чтобы лучше слышать о чем же будет говорить «Дух Гемма». - Короче, кто из вас самый мудрый, умный и вообще крутой? - я неосознанно выгнула бровь дугой, как делала всегда, задавая глупый вопрос в лучших традициях «Па, а почему?». Они долго мялись на месте, переглядываясь и едва не дергая друг друга за бороду, но, в конце концов, толпа расступилась, открывая маленького, почти беззубого, паренька. В сравнении с остальными, он не был изможден круглосуточной работой, ну, может, махнул пару раз кайлом и намазал мордочку сажей, но и это все. Более того (опять же, в сравнении), он был молод! По-настоящему молод! Гладкое лицо, глубокие золотистые глаза, растрепанные серо-русые волосы и едва пробившаяся щетина на скулах. Они что, издеваются?! Самые мудрые как минимум тащат за собой сноп ослепительно-белых волос, согнувшись в горбу и прихрамывая на обе ноги, ибо их ди-и-ико замучил артрит. 
-Нууу, йа, - протянул дитенок, будто усердно пережевывал фруктовую смолу. Оставалось только запустить руки в карманы и выпятить ту самую часть, чтобы быть абсолютно идентичным среднестатистическому жителю Страны Грез. 
-Не подходишь, - рявкнула я и, словно на кастинге, пропела, -Следующий! 
Но никто не посмел даже дернуться, не позволил себе ни единого шажочка в мою сторону и это очень, если не напрягало, то точно бесило. На секунду я потеряла над собой контроль и пошатнулась, напрочь забыв о проникающей связи с камнем.  
-Мне нужен умно-мудрый, жизненно-опытный старик с тяжелой поступью южно-фальсовского слона и огромной, просто непередаваемо, пышной шеве...ааай! - тысяча пронизывающих игл причиняла невыносимую боль, а крик вперемежку с надрывным рыданием выходил абсолютно перпендикулярным моему желанию заткнуться и передвинуть ноги на пару шагов назад, но меня будто пригвоздило, не давая дышать, не давая элементарно жить! Глаза застлал голубоватый туман, я почувствовала, что вот-вот потеряю сознание от болевого шока, когда кто-то с силой толкнул меня в грудь, заставляя упасть навзничь. Конечности еще несколько удивительно длинных секунд бились в судорогах  где-то очень далеко от тела, но достаточно близко к спинному мозгу, чтобы я продолжала чувствовать и истошно кричать. Начиная с головы, я становилась собой, а не вопящей грудой сплошной боли. Будто меня окунали в воду или смазывали маслом обожженную кожу. 
-Спасибо, - прошептала я, не открывая, раскаленных до красноты, век, а через секунду началась паника. Бешеная суматоха, топот сотен маленьких ножек, будто то были дети, тяжелый грохот и крики, просто разрывающие остатки тишины. Я уперлась ногами в пол, согнув их в коленях, стараясь как можно скорее отползти в сам завал. С усилием раскрыла глаза, хотя лучше бы не смотрела — пришла стража. Сероглазые отлавливали их словно поросят, загоняя в углы и хватая за шкирку, а особо бунтарских били палками в лицо. Раненые оказались буквально под лавиной чужих ног и их растаптывали. В кровавую лепешку. Насмерть. Как только голова вошла в камень, шум исчез. Осталась только безмолвная картина массовых убийств и избиений. Среди мешанины блеснули золотистые глаза. Я сосредоточилась, чтобы не упускать его передвижений. Красный рот раскрылся в беззубой улыбке, а крошечное тельце очень и очень вертко кружилось в танце «а ну-ка обмани». Да он же что-то кричит! Я спешно просунула голову в воздушный мешок и, собрав волю в кулак, попыталась высечь из огромного валуна разнокалиберных звуков лишь один небольшой кусочек мальчишеского, тягучего голоса. Он лихорадочно распевал один и тот же набор букв, задыхаясь и проглатывая слова:
-Хааамин Кеемма фсехрхсе...Тууух! Хаамиин Кеммаа фсехрхсее! Аай! - вот тут его схватили, но он не сдался и продолжил кричать, все так же улыбаясь красными воспаленными деснами. Я зажмурилась и втянула голову в плечи. Не знаю, сколько времени просидела в таком положении, но в тот момент, когда решительность окончательно проклюнулась через толстый защитный слой, все вокруг было спокойно. Разве что несуразно наляпанные красные пятна местами жгли каменный покров. Даже орудия труда и маленькие трупы, столь обильно «украшавшие» место происшествия, бесследно исчезли, будто никогда и не существовали. Я пробралась в цельную стену и, бессвязно перебирая ногами, направилась вдоль коридора. Рюкзак за спиной не бряцал, словно все находящиеся в нем вещи были аккуратно развешаны в состоянии левитации. В общем-то, меня это мало волновало. Что я имею, итак: Инт наверняка уже покинул границы «подземного царства» или же был убит шестеркой стражей, о чем думать совсем не хотелось; далее, пытаясь спасти двадцать несчастных гномиков, я, можно сказать, подставила сотню — 1:5, не самая положительная пропорция; и, наконец, сама я ничегошеньки не могу поделать из-за ма-а-аленькой нелепицы — черт всех побери, я сижу в куске живого камня! Самое обидное, что я могла узнать как мне выбраться, но сочла паренька недостаточно «внешнемудрым», даже не подумав поделиться с ним своей проблемой. Да с меня ж не убудет, в самом деле! Но почему эта мысль не посетила меня немногим раньше? Потому что я параноик?! Потому что последняя неделя моей жизни превратилась в сплошной, небезопасный бардак?! Именно, именно так, Лаки! Именно так! А теперь давай перейдем к чему-нибудь более важному, чем бичевать саму себя? Спасибо. Ну так вот, как мне переварить шепелявые словечки безусого мудреца? Что он так отчаянно пытался мне передать? Начнем с малого: кому была важна эта фраза — мне или ему? Если брать ее как значимость для горного народа, то в словах крылось нечто, что я могла бы сделать для их свободы. То есть: спаси Гемма всех здесь. Не звучит, но вероятно. Но как спасти? Как я могу их всех спасти?! Должно быть хоть что-то, хоть какая-то зацепка... Спасите-помогите кричали все, но только он упорно повторял одни и те же слоги. О Боги, я совсем тугая на шарады! Что, что, что... Давай же, соображай! Камин Геммы во всех... Не камин, а камень! Конечно, же! Но разве мне это о чем-то говорит?.. Во всех есть камень. Но в камне только я. И дух Геммы тоже я. 
По периферийному зрению скользнула блекло-серая тень, отвлекшая меня от размышлений. На стенах едва мигали эфирные фонари, вспышками позволяя разглядеть идущего. С плеч незнакомца в самый пол спадала черная плотная мантия, создающая жуткое впечатление, будто тот плывет по воздуху. Вот он прижался спиной к камню, оголив бледные кисти рук, на основании одной из них блеснуло причудливое сплетение металлических лоз изумительного малахитового цвета. Я едва не высунула нос, увлекшись наблюдением, но тут из ниоткуда явилась стража. Размеренным шагом, еще не замечая постороннего, они двигались по направлению к нему. Лихорадочно обернувшись, он быстро заскользил вперед. Поток встречного воздуха нагло стащил с него капюшон, только длинные черные пряди цвета воронова крыла развевались позади.



Елена Ласт-Сумерка

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться