Хроники Фальсы

Размер шрифта: - +

Глава сорок первая. Интеримант. Метаморф. Наемный убийца.

Я никогда бы не отдал его в грязные руки Кортуна, но почему это понимание пришло ко мне только сейчас, когда парня не стало? Мы были прекрасной командой, я мог бы учить его и растить по канонам выживания в Фальсе и, в конце концов, однажды возродить свои пережитые идеалы. С каких пор я стал таким трусом, дедушка? Простят ли меня небеса?
Ливень, гонимый штормовым ветром, хлестал меня в бока, грозя растоптать. Мне удалось найти укрытие, но прежде пробежав около полумили на восток. Земля расплывалась под лапами, чавкая, как обгладывающий кости медведь и я уж было подумал, что это какой-то конец света. Равнина постепенно переходила в мелкосопочник, в ложбинках которого скапливалась вода, больше похожая на озерца, чем на обыкновенные лужи. Мне приходилось искать перебежки из невысоких хребтов, чтобы не отправляться вплавь по грязевым ваннам. И сопровождение бесконечного пульса в голове, что я снова остался один. Под лапами все чаще проскальзывали камни и с каждым разом крупнее, я уже перешел на рысь, чувствуя, как ухудшаются погодные условия. Рыхлую почву заменило плато, напоминающее бетонный пол стандартной крепости, а на нем, как в цветочном горшке, прорастали невысокие хрустальные пики. Мне некогда было думать о природе их появления, я просто шерстил взглядом округу в поисках убежища, ведь тучи нависли еще ниже, а в их недрах на просвет формировались искры зарождающихся молний. В одной из пород был виден воздушный мешок – дефект развития громадного черного кристалла – и я с разбегу нырнул в него, больно прокатившись на боку. В то место, где секунду назад скользил мой хвост, ударила первая блискавица. Уши заложило и от этого мир словно поплыл перед глазами. Я вжался в заднюю стенку полупрозрачной пещеры в надежде, что следующий удар не зацепит меня природным сканером. Никогда раньше я не видел, чтобы погода так гневилась, разве что в Вигильском море, по своему естеству любящем топить незадачливых моряков.
Я попытался сконцентрироваться и наладить связь с Лаконикой, но тщетно. По телу пробежал крепкий морозец, казалось бы, покрывший толстым слоем инея все мои внутренности. Напряжение позволяло стучать в ее голову с силой маятникового тарана, чувствуя, как мозг трещит по швам.
-Эй, Лаки, ты тут? – я почти физически ощущал ее присутствие, но она то ли не могла, то ли не хотела отвечать. – Тебе холодно, да? Что происходит?
-Тени, - послышался тягучий, малосознательный ответ.
-Тебе нужно зажечь эфирный шар, ты же знаешь. Давай, соберись!
-Я не могу, Инт. Я, кажется, умираю.
-Где ты сейчас? – я не мог позволить себе лишиться и ее, просто не мог. Я должен спасти девчонку, чего бы мне это не стоило. Гребанная смерть в гребанном прямом эфире, разорви меня гром!
-Болота… Мертвые болота…
-Какого черта тебя туда занесло? – я выполз наружу, оглядывая виднеющийся кусочек неба. Если меня и вправду разорвет гром, вряд ли я смогу кому-то помочь.
-Это долго.
-Долго что?
-Рассказывать долго.
-Так рассказывай, говори что хочешь, только не засыпай, - дождь понемногу успокаивался, придерживая за собой и нарастающие порывы ветра. Я поднялся и галопом припустил к землям некромантов, ловко лавируя между кристаллами. В какой-то момент мне показалось, что плато встряхнулось, спружинив по лапам и подбросив меня вверх.
-Просто Ухо подумал, что я умерла, - мда, похоже у Лаки начался бред. Кого я обманываю, я все равно не успею, до болот как минимум еще две мили. Думай, Инт, черт тебя побери!
-И в чем смысл?
-Инт, отстань, пожалуйста. Я очень хочу спать, - уставшим голосом прошептала девочка.
-Я не сдамся, и ты не смей сдаваться, - с этими словами я ускорил темп до невозможного, я словно стал ядерной ракетой, мимо которой проплывает черная радуга.
-Я очень устала, устала бояться. Эта череда случайностей все равно однажды загонит меня в гроб так же, как папу. Почему меня все бросают, почему они уходят, Лисенок? Ты ведь сам говорил, что тени обрушатся на мир, чтобы умертвить каждого, так какой смысл жить на планете, где никого нет?
-Ты не права. Я буду, буду всегда и никогда тебя не оставлю. Где твой энтузиазм, подруга? Пропила в таверне? Эти приключения явно не пошли тебе на пользу. Что ты скажешь отцу, когда встретишься с ним… там? Что из тебя высосала все силы неведомая херня, без плоти и разума? Я бы постыдился. Давай, буди свою совесть и устрой им прощальный салют в стиле Лаконики Победоносной! – она искренне расхохоталось, а в моей душе от этого заметно потеплело. Мы промолчали еще около трех минут, я сосредоточенно перебирал лапами, отбивая прыжками нежные подушечки. Погода унялась, небо светлело красноватой лазурью, видимо, приближалась тихая ночь. Что-то в моей голове щелкнуло, и я все вдумывался в эту мысль, не в силах вспомнить определенных нюансов.
-Инт, не получается. Я стараюсь, но не могу больше, не хватает какого-то толчка.
-Слушай меня, ты помнишь детские страшилки об урочищах? О блуждающих огнях над болотами, которые заманивают людей в трясину?
-Допустим, и что?
-Какой жест необходимо было сделать, чтобы они явились?
-Ты окончательно спятил, это всего лишь миф.
-Есть еще варианты? Я выслушаю, у меня полно времени!
-Ну, хорошо. Нужно было… поднять вверх три пальца – большой, средний и указательный. Потом считать, собирая их по очереди в кулак. Я попробую, но честно – это полный бред.
Я не успел ей ответить, так как земля подо мной заходила ходуном. Камень с треском пошел в разнос, словно плавающая на поверхности бескрайнего океана льдина. И тут понимание наконец-то пришло ко мне – долина палых гейзеров простиралась от юго-восточного края Страны Грез и почти до самой границы Мертвых Земель. И почему я не вспомнил сразу? С одной стороны, это вроде как хорошо, я ведь на верном пути, а с другой – где гарантия, что меня не разорвет на куски тлеющего собачьего мяса? И самое смешное, что я прятался от грозы на макушке одного из них, даже не подозревая, что смерть рыщет где-то совсем близко. Признать в хрустальных пиках свежесформированный обсидиан это для дураков, конечно. Камень под лапами крошился и если бы я обернулся, то наверняка увидел бы, как плато превращается в бурлящее озеро магмы. Дышать становилось все тяжелей, серные испарения застревали в глотке и душили меня похлеще крепких человеческих рук. 
Согласно легендам, столетия назад здесь высился огромный вулкан, обретший сознание еще будучи обычной горой. У его подножия ежедневно велись ожесточенные бои нежити с обладателями настоящей жизни: людьми, эльфами, орками и прочей фальсовской дрянью, малосознающей ценность истинного мира, что, впрочем, сохранилось и в живущих до сих пор. Сама гора была поделена между тремя господствующими расами на юг, север и запад, они делали захоронения в ее склонах согласно границам, каждый со своей стороны, ведь им было совершенно некогда возвращать павших или даже раненных в родные земли. От обилия останков в своих недрах, души которых не могли уйти в персонализированный рай из-за несоблюдения традиций собственного народа при похоронах, гора насыщалась сознанием, эмоциями, бурными и зачастую приближающимися к лютой ненависти. Земля буквально вскипала, по-прежнему впитывая кровь словно пресную воду, пока не пресытилась этой враждой по самую вершину. Лава прорвалась из земных глубин в разгар массовой битвы, накрыв всех участников толстым слоем драконьего стекла, а потом и сама разлетелась на миллионы крошечных осколков, впоследствии согнанных ветрами в мелкосопочник, расположенный немного западнее долины палых гейзеров. Разумеется, что это только сказка, одна из тех, которыми кормят маленьких детишек перед сном, но незначительные извержения случаются здесь и по сей день. Сначала из гейзеров фонтанирует прокипевшая водица с клубами смертельно обжигающего пара, а следом выходит жидкий раскаленный камень, именуемый магмой. И все, все в радиусе одной мили становятся очень мертвыми, настолько мертвыми, что и кость превращается в серый прах. А вот здрасти и я, очередной неудачник, скачущий во весь опор по трескающейся в припадке гнева земле.



Елена Ласт-Сумерка

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться