Хроники Галактики Туманность Андромеды

Размер шрифта: - +

Глава II Любви которой больше нет

Третий Хранитель.

Боже мой, мы с тобой совсем чужие.

Так легко говорить слова пустые.

Мне нужен блеск наших глаз,

И ни к чему пышность фраз.

Просто игра.

 

Улыбнусь и скажу –

Вижу, что сбылись твои мечты,

И тихо повторю –

За закат, за рассвет,

За любовь, которой больше нет,

Тебя благодарю.

 

Вот и всё - зажигает вечер свечи.

То, что нам хорошо от этой встречи

Не скроет блеск наших глаз,

Не скроет блеск наших глаз,

Это игра.

 

Руссо и Орбакайте Любви которой больше нет

 

Ахар и Ваха уже целый год находились в поисках следующего хранителя, за это время Ваха убедился в правдивости слов Ахара, и это несколько задевало его, однако и не было неприятным. Он открыл в себе новые силы, но продолжал любить подзадевать Ахара, стоило ему начать задирать нос. Ой, а сколько раз они успели подраться, и надо сказать Ахар побеждал далеко не всегда. Терпели ли эти двое друг друга? Нет. Они каждый раз наслаждались схваткой. Их имена красноречиво говорили за себя. Вот и сейчас сидя на лошадях, которых увёл лично Ваха, они выезжали из леса к большому торговому городу.

- Зачем надо ехать сюда Ваха?

- Это большой торговый город, тут можно узнать что-нибудь о других хранителях, в этом городе всегда много торговцев, тут мы точно не перепутаем ничего, а то в прошлый раз ты чуть не довёл мальчика до инфаркта, не тянул он на хранителя, хоть отчаянно сопротивлялся.

- Молчи уж, сам хорош. Кто просил тебя вора ловить, убеждал меня своими логическими выводами, что хранитель это плут и вор, вот его идеальный портрет, а ты допускал мысль, что это вообще может быть не взрослый мужчина?

- Один такой умный, довел молодую девушку до истерики, цветы он ей дарил, ты тут не во дворце, где можешь любой подмигнуть, и она сочтет это за честь. Ты тут простолюдин, вот и веди себя, как подобает...

Ахар шлёпнул его по голове, он же был честолюбивым мальчиком.

- Молчи уже. Мы итак трое суток проскакали до этого твоего торгового города, к тому же предчувствие у меня не самое хорошее, тут очень много коварства.

Ваха щелкнул Ахара по виску.

- Больно по голове. Ты мне лучше скажи, где опасности нет. Ладно, поехали.

Ахар промолчал, этикет не позволил ему начать драку при таком количестве народа.

- Как насчет легенды?

- Придумаем по дороге.

Они подъехали к большим открытым воротам, мелкие повозки и люди несущие большие тюки преградили им путь, ведь на воротах стояла стража и проверяла всех и каждого, нельзя было пропускать плохих людей в город, либо торговцев, либо же купцов и прочих странников, которых легко обратить в хороших и исполнительных слуг. Стражники ещё издалека заприметили двух совсем юных мальчиков, сидящих верхом на лошадях. Они согласно переглянулись между собой и улыбнулись, сверкая глазами.

Ахару и Вахе показалось целой вечностью это стояние в очереди, тем более что пекло очень сильно, солнце тут было прямым, ясным, растительности мало, а на небе ни облачка, тут можно было поджариться и, кстати говоря, с лёгкостью. Истекшие потом они приблизились к воротам, сказав странникам, что они странствующие путешественники. Вид мальчиков, несмотря на явные мускулы на руках и шустрых глазах располагал к сожаленью к жалости, потому что костюм на них был не богат, да и лошади не слишком роскошны, стражники с удивлением легко их пропустили, но стоило им въехать во внутрь города из обступили мелкие розничные торгаши и стали предлагать товар. Ахару и Вахе с трудом пришлось отбиться от них культурным образом, к тому же некоторые из них норовили предложить себя в качестве гида или же стянуть с ног даже такие захудалые сандалии, коими они обладали.

- Воровской тут народец Ахар.

- Ваха ты сам сказал, что тут легче получить информацию, теперь терпи.

- Может мне ещё всем и улыбаться?

- Может и улыбаться. Мы тут гости не забывай об этом.

- Я помню.

 

Где-то в городе, в пыльной комнате в углу сидел молодой парень и сжимал в руках какую-то книгу. Его васильковые глаза с длинными шелковистыми ресницами смотрели снизу вверх на высокого мужчину с длинной черной бородой и сверкающими черными глазами. Он явно был разгневан на парня.

- Сколько раз я говорил тебе о том, чтобы ты не ходил в ту мечеть и не молился там? Я растил тебя не для служения религии, ты родился не в семье священника, а в семье ремесленника, посмотри на своих старших братьев, они давно переняли моё ремесло огранки драгоценностей и успешно пользуются этим! Он вообразил стать немного немало Муфтием! Ты точно сошёл с ума и ещё. - мужчина указал на книгу которую парень сжимал в руке. - Выкинь эту дрянь. Не для тебя такие книги. Он хочет стать Муфтием, а отец хочет, чтобы он был ювелиром! Ещё и бороду в свои 16 лет отрастил, где это видано, чтобы мальчики в таком юном возрасте отращивали себе бороду. В нашей семье шестеро детей, все трудятся, чтобы завтра сытно пить и есть, не будешь работать, пророк тебя покарает.

Парнишка молчал, терпеливо ждал, пока отец докричит на него, пока выльет весь гнев и уйдет прочь, а после этого он откроет книгу, подаренную, ему в мечети и будет учить её, поглощая все знания, которые есть в ней, впитывая их с особым наслаждением. Ведь он с самого детства тянется к религии и не понимает, как его родители столь непочтительны к этой великой науке. Религию своего города он почитает, как самую большую драгоценность, исправно молиться и соблюдает все постулаты веры. Сверстники явно не разделяют его идеологию, предпочитая обжуливать доверчивый люд и стремятся обогатиться и льстят, чтобы завоевывать уважение старших. Джафар не желал жить так всю жизнь и так закончить свою жизнь. Братья колотили его, а он молчал и так ни разу и даже не заплакал, чем доводил их до странного бешенства и истерии и после пары, раз такой нервотрепки они попросту стали избегать его общества. Его невыносимое спокойствие беспокоило всех членов семьи, но отец был очень непреклонным человеком и хоть частенько крича на сына, побаивался его, все, же привык быть неуклонным и неуступчивым и раз уж хотел довести что-то до конца, то доводил несмотря, ни на что, иначе бы не было у него красавицы жены, в которую уж точно уродился его сын красавец Джафар и не было бы у него такого вполне респектабельного дома и в его лавке уж точно не было бы достаточно клиентов, чтобы кормить свою семью.



Алина Серова Проза ру

Отредактировано: 21.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться