Хроники холодного разума 1: Охота на дракона

Размер шрифта: - +

Глава 8.2 - Охотник

Рэн отсалютировал двумя пальцами у лба и исчез следом за Джейтом, уверенно шагнув во тьму. Эйн  проводила старого друга взглядом. Сойер спокойно стоял рядом.

Многие из учеников, не прекращая шептаться, осторожно опустились на пол. Рассевшись в удобных позах, они замерли в ожидании возвращения героев. Случайные забредающие авантюристы, привлеченные странностью происходящего, старательно пытались узнать у кого-нибудь, что происходит.

- Это нормально, что столько людей наблюдает за нами? - неуверенно спросил Сойер.

- От части, - пожала плечами Эйн. - Естественно, новость о том, что хозяйка Гильдии Искателей пустила в некое тайное место самого Рэна Однорукого, очень быстро подняла панику в сторонних обществах. Но после первого появления Рэна в холе Гильдии, прятаться уже не имело смысла. Теперь важно все сделать быстро. И отправить все возможные последствия сотрудничества Гильдии с самым разыскиваемым преступником вместе с ним в новое приключение. Но сначала...

Гилдмастер осмотрелась. Вокруг нее заклубились потоки эо, приглушая голос.

- Ну, что же, Сойер? - тихо начала Эйн. - Я обещала рассказать тебе кое-что о Рэне Одноруком. Надеюсь, ты готов это услышать. Под понятием «готов» я имею в виду готовность сначала выслушать все до конца, принять к сведению и хорошенько подумать над этим.

- Да, Эйн, - спокойно ответил юноша, едва заметно кивнув головой, - я готов.

- Тогда слушай.

Эйн повернулась к юноше, встав напротив него. Какое-то время она собиралась мыслями и неуверенно вглядывалась в глаза собеседника. На лице гилдмастера появились беспокойство и тени сомнений. Но женщина не повзолила себе долго переживать об уже принятом решении.

- История Рэна Однорукого начинается спустя два года после Бескровной войны. Именно тогда Кид, победивший последнего врага, уже воспитывал годовалого сына. Это было прекрасное время! Все страдания и печали ушли прочь, нам больше не было необходимости скрываться, бегать и ждать постоянных нападений. Символы обеспечили нас защитой, домом. Надеждой.

Лицо Эйн посветлело, и женщина в порыве приятных воспоминаний развернулась вокруг себя, принявшись расхаживать перед аркой. При этом она то и дело поглядывала на учеников, убеждаясь, что ее голос не достигает их ушей.

- Но Киду было этого мало. Он слишком много времени провел в одиночестве, в кругу только своих юных учеников. О них не спрашивай - об этих двух ребятах даже я мало что знаю. Определенно, душевную компанию ему составляла его подруга детства, девушка, жена - Анио. Но она была слишком хрупка и слаба, что полностью разделить его энтузиазм. Они в слишком малом возрасте решили стать полноценной семьей. А еще ты ведь знаешь, что она была обычным человеком? Обычная девчонка и не самая крепкая. А Кид уже тогда стал намного больше, чем просто энтэссером. Даже не будь пришествия Корвеносцев, излучение, испускаемое самим Кидом и ее собственным ребенком, могло бы сточить ее годам... к тридцати.

- Кид позволил своей любви сделать такое? - осторожно поинтересовался парень.

- Это другая история! Между ними с Анио было много разногласий на эту тему. Но они, все же вместе решили, что аномалии их не остановят. И пусть любовь могла обжигать так сильно, они готовы были погрузиться в нее с головой. Даже зная, что им не дожить совместно до старости. Так или иначе одному из них пришлось бы преждевременно... К их... счастью, этой боли они так и не познали. Ушли из мира почти вместе.

Эйн постаралась улыбнуться и быстро уйти от темы, но голос ее при этих словах все-таки дрогнул. Возвращаясь к истории Рэна, она встала на воображаемое кольцо вокруг арки и медленно двинулась по нему.

- Семья, любовь - это все одно. Киду в те времена не хватало именно дружбы, братства. Кого-то равному ему. И тогда появился Рэн. Они удивительно быстро нашли общий язык. Сошлись душа в душу. И с тех пор, пожалуй, почти не было такого, чтобы где-то они появлялись по отдельности.

- Это мне известно. История ясно раскрывает те времена, - Сойер опустил взгляд. - Рэн Однорукий был ближайшим другом и сподвижником Кида. Но, пожалуй, даже тогда не было никого, кто бы не сомневался в героизме и доброте Рэна. Даже на фоне своего приятеля - истинного героя, он всегда оставался обольстительным бандитом, превыше всего ценящим свою собственную шкуру. Это объясняет, почему Рэн Однорукий пережил День Корва, когда его как-будто бы лучший друг умирал...

- Нет, Сойер. Здесь ты не прав, - на лице хозяйки Гильдии мелькнула горькая усмешка. - Признаюсь, я тоже была склонна верить этой теории девять лет. Но оказалось, что Рэн Однорукий, действительно, испытывал крайне дружественные, искренние чувства к Киду. И отправился с ним на бой в День Корва. И в этом бою он так же встретил свою смерть. Когда он рассказывал мне свою историю, я уверена - он не врал - энергия его текла ровно, ничего не скрывая. Да и в его сознании четко отпечаталось посещение гробницы Кида в Центре Сола. Если бы Рэн струсил в день гибели Кида, то и вернуться к нему в Гробнице Секретов он никогда бы не решился. Вина за содеянное его бы просто убила в буквальном смысле. Его второй заход в гробницу сегодня - последнее доказательство того, что Рэн Однорукий говорит правду. Он был с Кидом на дне Корва. И погиб там.

- Но что тогда произошло? Он воскрес? - Сойер непонимающе обратился к Эйн, но женщина встретила его взгляд уже не загадочной улыбкой, а нерешительным вздохом.



Искатель границ

Отредактировано: 11.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться