Хроники Игрока, Однокрылый

Font size: - +

Глава двенадцатая

– Да, – неуверенно ответил я.

Рассказанное Мариной было ничем иным, как псевдонаучным обоснованием игровых условностей. Интересно, это вообще можно было считать естественным процессом эволюции в этом мире или всё-таки в час «Икс», бывшая игра, таким образом, подкорректировала некоторые нелогичные моменты? А если бы в «Хрониках» на месте тела оставались могильные плиты или сундучки?..

– А, например насекомые? У них же вроде нет печени! – я напряг извилины, припоминая школьный курс биологии, и задал каверзный вопрос. – Или вот – Нежить! Она же точно так же исчезает, если её повторно убить. Или, например…

Попутно я задумался, перебирая в памяти различные типы монстров, выискивая среди них те – у которых просто не могло быть объекта нашего обсуждения, отсеивая различных големов и элементалей.

– У насекомых есть так называемое жировое тело, оно выполняет у них те же самые функции, – не растерялась эльфа, недовольно посмотрев на меня. – А нежить саморазрушается от накопленных в теле некротических кислот и прочих неприятных веществ.

– Ладно! Прости, что перебил. Давай дальше, я тебя внимательно слушаю.

«Некротические кислоты»… Мама роди меня обратно! Почему-то в воображении нарисовался рекламный ролик. Миловидная девушка выдавливает из тюбика противно зелёную слизь на жутковатого вида хирургические инструменты, а голос за кадром говорит: «Зубная паста «Упокойка» придёт вам на помощь даже в самых запущенных случаях! Только «Упокойка» выправит кислотно-щелочной баланс вашего дорогого зомби или выведет пятна от черничного пирога на любимом платье!»

– Так вот, если удалить печень механическим путём у ещё живого существа, то тело после смерти приобретает качества, естественные для нашего мира. Оно не исчезает. Появляются стандартные посмертные признаки вроде окоченения, трупных пятен и последующего разложения, сопровождающегося неприятными запахами. А ещё этот орган…

Маринку, что–то отвлекло, взгляд девушки рассредоточился и она замолчала.

– Погодите – мне тут в личку пишут… – сказала она, отходя от нас на пару шагов.

– Пять миллионов… немыслимая цифра! Ужасные человеческие потери! И это всего за два месяца, – вернулся я к зацепившим меня словам дворфа, заново прокручивая в голове новую информацию.

– Ты выдымо неэ понял! – перебил меня дагестанец Андрей. – Это колычество обнаружэнных тэл такое! С ых хозаевамы всё хорошо! Как воскрэсают на кладбыщах, так сразу отправлаются убэрать за собой. А то так скоро трупакамы заростём! Дышать нэчем будет!

– Не понял! – я уставился на Рамзана. – Ты же говорил, что пять миллионов случаев, наподобие того, что с японкой случилось!

– Э – не! Я сказал, что тел в подобном стоянии столько уже найдено, – покачал головой Рамзан. – Конкретно у Касуми Синобу случай пока вообще уникальный! И – слава богу, что он один такой!

– То есть… А неписи?

– Неписи отдельный случай. Они-то конечно, если, что-то случилось – в любом случае сразу и насмерть. Даже воскрешение не всегда помогает. Как с Рейнхолдом… а ну да ты же ещё не знаешь…

– Что с ним? – нахмурился я.

– Убили Капитана, – нагнал нас Дариуш, звонко хлопнув меня по наплечнику. – Погиб при защите главной крепости твоего Ордена, как и многие из Тайной Стражи. В первый же день Элленийских погромов. Ты знал, что он веровал в Элению?

– Нет, – я растерянно покачал головой. – И что теперь с ДРУ…

– А ничего. Тайная стража указом Императора комплектуется исключительно из лояльно настроенных бывших игроков, не замеченных в бранковицизме и прошедших проверку.

– То есть…

– Вот тебе и то есть. Государство у нас теперь почти светское, с одной официальной религией. И хотя мы продолжаем позиционировать себя как главный оплот Света в этих землях, под «Светом» мы понимаем исключительно веру в богиню Элениию и лояльных к ней божеств эльфов и дворфов. А вовсе не всего Светлого Пантеона с Бранком во главе.

Почему-то на душе у меня вдруг стало тепло и спокойно. Как будто подул свежий тёплый ветерок и прогнавший окружавший меня затхлый воздух.

– А вы? Веруете в Элению?

– Я да! – жарко, с пылом сказала Марина. – Она разговаривала со мной. Один раз! Сразу после того как ты ушёл с Егрором… И ты знаешь… она спросила меня о тебе.

– Правда что ли?

– Да, – Марина уткнулась виском в моё плечо. – Но то о чём мы разговаривали – девочкин секрет!

– Хм.

– Я родылся мусульманином – с вэрой в Алаха и умру! – заявил Андрей и хлопнул по Рамзана по спине.

– У меня отец батюшка, в маленькой церквушке, в Махачкале, – пожал плечами рунный жрец. – Я могу сказать всё, то же самое – я родился Православным Христианином им я и умру. А что ты сам.

– Я атеист, – сказал я, и добавил. – Не воинствующий. Хотите во что-то верить – верьте, такова моя позиция.

– А ты понимаешь, что мы находимся в другом мире, в котором боги так же реальны как и мы сами, – спросил доречи Михаил.

– Да, – довольно прохладно ответил я. – Но если они реальны – тогда какой смысл в них верить. Я знаю – что та же Эления существует, так как общался с ней. В чём тогда смысл веры…

– Ты общался с ней? – взял стойку тёмный эльф.

– Да, ещё до того как мы нашли тело Касуми.



Александр Шапочкин

#2240 at Fantasy
#868 at LitRPG
#6546 at Fantasy

Text includes: фэнтези, эльфы, гномы

Edited: 28.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: