Хроники Илиона. Книга первая: Бремя меча. Часть первая

Размер шрифта: - +

Эпизод третий, 1.08.20...г., 10.30 вечера.

   Тихое, уютное кафе, затерянное в путанице улиц старой части города. Полумрак эркера. Свечи. Обстановка, выдержанная в цветах старой древесины. Небольшой столик. Серебро и фарфор столовых приборов. И мы.

   В годы своей юности я нередко хаживал на свидания. Мое общественное положение, вернее, положение, занимаемое моими родителями, позволяло вести легкомысленную общественную жизнь, чем я, с удовольствием, и пользовался. Будучи сыном малоизвестного, но довольно искусного оружейника, я не был обременен мыслями о выборе будущей профессии и поиском пропитания. Не нужно было, подобно отпрыскам богатых и знатных родов, заботиться о чести фамилии и чистоте крови. Все это, в сумме, давало мне право относительно свободно и независимо проводить свой досуг, и планировать ближайшее будущее.

   Так вот, посещая подобные мероприятия, я довольно скоро обучился правилам этикета и хорошим манерам. Позже, уже будучи членом Ордена, я, однако, старался выбросить из головы все эти, казалось, никогда больше не понадобящиеся премудрости.  А вот сейчас, в эти волнительные минуты, память услужливо извлекала из своих недр все самое нужное!

   Ее звали Настя. Анастасия. Имя знакомое, нередко встречавшееся в мое время, среди моих соотечественниц. Но ей оно подходило, на мой взгляд, намного больше, чем всем тем, кого я знал ранее!

   Настя... Я не поэт, поэтому не буду описывать здесь, подражая Софоклу, ее волосы, цвета воронова крыла, или глаза, прекраснее глубин Посейдона... Скажу просто – она была красива. Красива и несчастна. Затрудняюсь сходу сказать, что из этого сильнее тронуло мое сердце, но, точно могу сказать одно - я приложу все усилия, чтобы стереть все несчастье из ее жизни!

   ... Мы сидели и молчали, просто глядя друг на друга. Не знаю, что в эти мгновения испытывала она, но мне и не хотелось ничего говорить. Это было лишним. Ненужным. Я всегда считал, что именно молчание способно сказать о настоящих чувствах. Не громкие красивые песни трубадуров, не показная декламация стихов "под окном возлюбленной", а именно молчание. Оно не способно ни лгать, ни приукрашивать, ни льстить...

   В таком ключе прошла эта первая романтическая встреча, и уже далеко за полночь мы собрались по домам. Я оставил более чем щедрые чаевые (не перестаю удивляться бумажным деньгам!) смущенному нетронутым угощением официанту (а то подумает еще, что невкусно!) и направился вслед за Настей к выходу через главный зал.

   Но… 

   — Ба, да это же вдова Волкова! – Поразительная способность этого человека к актерской игре начинала меня раздражать. - Жена усекновенного Анатолия Семеновича Волкова. Вот так встреча!

   Я подавил в себе мгновенно вспыхнувший гнев. Этот типус следил за нами - готов прозакладывать правую руку! А теперь еще и издевается, изображая удивление от нечаянной встречи. Ну что ж, попробуем играть в его игру по его же правилам...

   — А Вы, Вячеслав Алексеевич, все трудитесь?! Неужели здесь засели пресловутые квартирные бандиты?

   — Отнюдь, Константин Андреевич. Я здесь как частное лицо - отдыхаю от работы, с людьми общаюсь. Вас, вот, встретил. Не хотите ли, кстати, присесть, кофе выпить, раз мы уже встретились?! Или чего покрепче, если дама не против. Помнится, Вы предлагали намедни…

   — А вы знакомы? – вмешалась в разговор Настя. – Костя, это же тот майор милиции, который присутствовал на опознании Толика. А потом еще меня допрашивал!

   Судя по тону, она тоже не особо симпатизировала нашему многопрофильному другу.

   — Майор милиции? – Я выдал саркастическую улыбку. – Вячеслав Алексеевич, Вас либо недавно понизили в должности, либо Вы трудитесь на двух работах!

   — Можно и так сказать, – нашелся Таранов. – Жить-то на что-то нужно!

   Судя по тону-же и выражению лица, он либо откровенно издевался, либо принимал нас за последних тупиц! Скорее всего, первое... Но, я тоже продолжал наш дешевый фарс.

   — Да, непросто обычному госслужащему в нашем государстве накопить денег на такой вот ресторанчик! Потому, видимо, и приходится Вам... перерабатывать. Красиво жить то не запретишь!

  — Да уж, не в пример жителям Шатиловки, госслужащим, как Вы выразились, приходится перерабатывать!

   Последняя фраза майора-лейтенанта была сказана так, что невозможно было понять ее смысловую нагрузку – это либо опять издевка, либо укор, либо самоуничижение, либо черт знает что еще!

   Но мне совсем не улыбалось снова заниматься словесными прениями с этим человеком, и, тем более, оставаться на кофе, или что он там еще хотел.

   — Ладно, – я старался говорить как можно спокойнее, – исходя из Ваших же рассуждений о социальном неравенстве – бедный богатого не поймет, посему разрешите откланяться. Дама устала и желает вернуться домой.

   — Бедный богатого не поймет, Вы правы. Но богатый богатого и бедный бедного тоже плохо понимают! Иначе у меня не было бы столько работы. Вероятно, вы хотели сказать – "гусь свинье не товарищ", но пощадили мои чувства?!

   — Понимайте, как хотите. До свидания, Вячеслав Алексеевич. – Мы развернулись, чтобы, наконец, удалиться.

   — До свидания, – Произнес вслед Таранов с присущей ему загадочной улыбкой. – До свидания.



Marcus V. Corvinus

Отредактировано: 12.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться