Хроники Кэрона

Глава 6

Мне было откровенно страшно, когда мы покидали столицу. Постоянно чудилось, что стражники смотрят на нас по особому подозрительно и вот-вот бросятся на поимку, и тогда все. Задание провалено. Негласное правило — это не попадать в тюрьму. Оно существует практически для каждого зачёта или экзамена. 

Но вместе с этим в груди селилось странное чувство сожаления по чему-то давно забытому. Будто я нашла Ирину, но не узнала тётю и прошла мимо. Или, встретив кого-то из прошлого, хорошего друга, так же не поняла, что передо мной он. Такое было развито у меня слишком хорошо, ещё в Асшаре. Я часто его испытывала. Щемящую тоску, когда смотрела на тех, кого отдалено можно было назвать моими друзьями. Или же на совершенно случайных людей на улице. 

Олеся все пыталась допытаться что со мной, но я лишь отнекивалась, повыше натянув баф на нос. Не хотела посвящать в это сестру — ей итак проблем хватает, они в очередной раз поругались с Владом. Причина была мне неизвестна, да и не особо интересна — эти двое вечно что-то не могли поделить между собой и лучше всего их отношения олицетворяла фраза «прячь посуду и ножи». 

Кастиэль тоже не отставал с расспросами, ведь вроде все идёт отлично. В нужном городе мы будем точно в срок, письмо Палачу передали, жаль только не прибили хвостатую. Ну это так, для морального удовлетворения. С нагицунэ у ангела были свои счёты, она в своё время вырезала многих из его народа. Но с тех пор, как я увидела её, то почему-то перестала воспринимать Сарацию как Кровожадную — за холодом и сталью глаз, пряталось другое, от чего больно щемило и хотелось плакать. Любой злодей, это герой с не рассказанной историей и я твердо пообещала себе, что выкопаю о ней любую информацию, какую найду в стенах академии и за их пределами. её пристальный взгляд, направленный на меня, все никак не отпускал. 

И эта её фраза. В смысле меня там быть не должно было? Вроде ребёнком желанным была...

— Кас, отстань, — я дёрнула поводья лошади и перешла на голо, чуть поднявшись в стремени. Ветер ударил в лицо, засвистел в ушах. Странно все это и не очень-то мне нравится. Внезапно захотелось домой. Помотала головой — что-то часто я в последнее время вспоминаю про Землю. Про город, где все под рукой.

В Аферон мы добрались почти без приключений, с лёгкой руки отбившись от группки нерадивых грабителей. Город из себя представлял заводы и дома, которые будто копировали и вставляли. В четыре этажа, обычный кирпич — на первых этажах магазины, очень редкие таверны и прочие блага цивилизации. С ночлегом проблем не предвиделось. Тут явно было не место туристам, смотреть вообще не на что, а гостиницы использовали, может разве что для редких путников, да для лисов, которых жены выгоняли из своих постелей за косяки. Зато вот из-за цены, которую нам задвинули за одну комнату, я откровенно поперхнулась. Золотой? Это из-за того, что редко кто селится что-ли? Но пришлось скрипеть зубами и взять две — многоспальных почему-то не было, только для двоих. Я хотела остаться с Леськой, но сестра на крылья страсти и разврата упорхнула к Владу, хотя вроде ж недавно ругались, а мне пришлось жить с Кастиэлем. Не фатально. 

В город мы вышли только один раз — записаться в ряды бравых самоубийц. Офицер, что красивым почерком выводил наши имена, смотрел как на психов, но с уважением. Фартеамант войну проигрывал с треском и некоторых на поля боя тащили силком. Те, кто были умные понимали, что лучше попытать удачу в битве, чем подставить всю семью под клеймо предателя и отправиться на плаху. Но зачем записываться, если мы могли просто прийти — я не совсем понимала, если честно. Нас не отправили в казармы, только спросили где остановились, определили на защиту этого города и обязали подняться по первой тревоге.

Потом выползали из комнат для тренировок, приёмов пищи и прочих жизненно необходимых потребностей. Я постоянно натирала и без того блестящие клинки, которые уже скрипели под тряпкой и были настолько остро заточены, что спокойно разрезали бумагу на две ровные половинки, без зазоров. ещё курила, беспокойно шевелила хвостами, постоянно смотрела в окно. Под вечер обречено брела к Олесе, мы болтали о какой-то ерунде, лежа в обнимку на кровати, иногда смеялись, но всякий раз смолкали. Обе понимали, что творится что-то не то. Симуляция — это прохождение за другую личность определённого периода времени. Ну или тебя могут закинуть в своей шкуре. И шагнули мы в портал... закрадывалось, конечно, подозрение, что мы просто напросто в прошлом. Ни для кого не секрет, что Кристофер умел перемещаться в пространстве и времени по щелчку пальцев, так почему бы ему не закинуть ненавистных студентов в настоящую жизнь, что бы иметь веский повод избавиться наконец от нас? 

Но старалась об этом не думать. Такие мысли порождали панику, а эта дама была ни к месту.

Дни тянулись неимоверно медленно, я уже потеряла всякое чувство опасности быть раскрытой, достала часы и читала книги по мирографии, а именно о системе устройств Роз и Вееров. Все равно скоро зачёт — чего время терять? 

Битва застала меня именно за этим занятием — было около полуночи, когда дом порядочно тряхнуло. Кастиэль, откровенно храпевший рядом подорвался, прислушиваясь. Свист. ещё один толчок. Я спрятала часы в не особо внушительное декольте, под броню. Спешно убрала длинную шевелюру в хвост, оставив магии заплетать его в косу и цеплять ещё одну резинку на кончик. 

«Куда нам?» 

«Думаю, поймём, Влада тоже явно разбудили, — Город, если верить истории, был охвачен битвой целиком — не промахнёмся. Видишь друида — режь, руби друида. Видишь кицунэ становись плечом к плечу и прикрывай кицунэ.



Лена Савченко

Отредактировано: 12.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться