Хроники Колыбели

Глава 12

Пришла в себя я оттого, что кто-то пытался открыть мне глаз.

— Отстань, — вяло попросила я и отдернулась.

— Рад, что ты пришла в себя.

— Отстань…

— Прости, но никак не могу.

Я напряглась — голос никак не походил на испуганный говор Дикки, заглатывающего окончания в сильном волнении. Впрочем, кто-то, кто был не Дикки, не особо и волновался, я не слышала голоса спокойнее и увереннее.

Хотя…

Что происходит? Я что же, так и не умерла?

— Энни?

Я открыла глаза и увидела склонившегося над собой Артемуса. От неожиданности я заморгала и совсем запуталась.

— Ты жив, — прохрипела я и закашлялась.

Неожиданно оказалось, что горло болело так, будто его резали зазубренным тесаком, а потом невыносимо долго зашивали тупой иглой. Меня тут же подняли сильные руки и дали отдышаться после короткого, но мучительного приступа.

— Это ты жива, — укоризненно сказал он. — Если бы Гаррету не пришло письмо в моем присутствии, принесли бы мне твой труп. Легче?

Я кивнула и почувствовала, как он ослабляет захват.

— Давай, посмотри на меня, подыши спокойно и постарайся ничего не говорить пока.

Я послушалась, вглядываясь в усталое, бледное лицо Артемуса, дышала, вспоминала, с чего все началось.

И хотела плакать.

Артемус выглядел все так же ужасающе старым и больным. Но спокойным, в отличие от меня, и я неловко его обняла, чувствуя, что не могу сдерживать слезы.

— Энни, — он с готовностью погладил меня по спине, — послушай, Гаррет тебя обманул. Я не болен, и я говорил тебе об этом, и я совсем не собираюсь умирать. Ну скажи, почему ты мне никогда не веришь? Иногда мне кажется, что ты считаешь меня чудовищем.

— Что? — от неожиданности я икнула. — Не болен? Что значит — обманул?

И зашлась в страшном кашле.

— Тихо, — Артемус взял меня за плечи, — успокойся для начала. И ради всего святого, молчи, я способен тебе все объяснить и без твоих вопросов. Тихо.

Каждый раз, когда я пыталась что-то сказать, больное горло будто раздирали чем-то, но молчать было выше моих сил, и я попыталась шептать, отчего снова закашлялась.

— Горло твое и грудь болят, потому что я был неосторожен. Но ты умирала, когда мы с Гарретом появились у того дома, и у меня было мало времени. Через пару дней горло я вылечу, а синяки на груди пройдут сами. Никто не умрет, Энни, ни ты, ни я. Молчи, ладно?

Я кивнула и снова обняла Артемуса, не в силах поверить его словам. Как это — не болен? И как это — Гаррет меня обманул? Зачем?

От этого вопроса я поморщилась. Наверное, я возненавижу это слово до конца своих дней.

Почему Гаррет меня обманывал? И в чем?

— Ты уже в порядке и сможешь встать, — с непонятной интонацией сказал Артемус. — Поднимайся, нужно поесть и выпить чего-нибудь горячего. Вся твоя слабость от голода.

Ноги и руки действительно снова мне подчинялись, будто и не было того бессилия на полу проклятого особняка, но поднималась я с опаской, цепляясь за крепкую руку Артемуса и радуясь, что я могу это делать. Могу цепляться, а главное — цепляться за его руку. Сложно было даже понять, какая из причин радостнее.

И все же — Гаррет меня обманул? Гаррет? Нет, я не очень удивилась, он часто недоговаривал и врал мне, впрочем, как и я ему. Но… это дело было слишком серьезное, чтобы лгать. Почему?

Я села на подушку в крупную и яркую клетку у горящего камина и прислонилась спиной к теплым кирпичам. Ноги все же дрожали, и кружилась голова. А когда в комнате запахло свежим кофе, я почувствовала, что ужасно голодна.

— Я начну сначала, хорошо? — спросил он, вручая мне большую, наполненную крепким кофе кружку и мясо на тарелке. — А ты ешь.

Я снова кивнула и с благодарностью на него посмотрела. Теперь, когда я была почти уверена, что Артемус вне опасности, еще сильнее захотелось быть к нему ближе. Но он отошел от меня, сел у кровати на пол и потер руками усталое лицо.

— Гаррет знал, что болен не я и помощь нужна другому человеку, но как видишь, умело использовал наши с тобой отношения.

Трикстеров интриган!

Глотать тоже было больно, и я с сожалением отставила мясо от себя, надеясь, что мне не откажут во второй кружке кофе.

— Почему ты не ешь?

Я показала на горло и скривилась.

— Я не подумал, прости. Сейчас я что-нибудь… Ладно, в общем, слушай. Понятия не имею, какими мотивами Гаррет руководствовался, времени выяснять у меня совсем не было, да это было и не так важно. Я, собственно, даже не знаю, что именно он тебе наплел. Гаррета залезть в Колыбель попросил я, нужны были бумаги о пациенте Изене, который болел вечной бессонницей. Ты знаешь, что это?..



Даниэль Брэйн, Энни Мо

Отредактировано: 12.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться