Хроники Марионеток. Цель Офицера

Размер шрифта: - +

Глава шестая, в которой Анхельм находит ответ на вопрос, а Рин проводит учебную тренировку

Рин чувствовала себя выжатой как лимон после всех этих объяснений. Она убедила Анхельма оставить работу и лечь в кровать. Затем пришлось снова готовить горячее вино, разыскивать подходящие лекарства в бездонной аптечке мадам Пюсси и сидеть с Анхельмом, пока тот засыпал. Чтобы сбить жар, Рин на минуту бросила влажное полотенце в снег на карнизе и затем положила ему на лоб. Сейчас герцог спал, тихонько посапывая, а она сидела в кресле рядом и листала книгу, искоса поглядывая на пациента.

– Вот прямо сейчас, сию секунду, я лягу, – пообещала она сама себе. От ее голоса Анхельм проснулся, сонно посмотрел на нее и протянул к ней руку. Рин пересела на кровать.

– Что такое?

– Плохо. Все болит, – он снова зашелся сухим кашлем.

Она досадливо поджала губы. Сняла полотенце с его лба и прижалась губами: температура не снизилась ни на градус, только возросла. Рин снова остудила полотенце и протерла ему лицо, шею и грудь. Анхельм запротестовал и попытался плотнее закутаться в одеяло.

– Не надо, холодно!

– Тебя знобит. На самом деле ты весь горишь. Я должна сбить жар, Анхельм. Терпи.

Некоторое время она обтирала его влажным полотенцем, он то проваливался в сон, то снова просыпался.

– Вот теперь хватит. Спи, – она повернулась, чтобы уйти, но он ее остановил, поймав за руку.

– Не уходи, – сказал он, сжимая ее ладонь и закрывая глаза.

– Но я так хочу спать! – ответила Рин.

– Ложись рядом и спи, кто тебе мешает? – чуть нахмурился Анхельм, не открывая глаз. – Пожалуйста, останься. Клянусь честью: я не трону тебя.

Рин повздыхала, потопталась на месте, но решила, что вреда не будет. Ну в самом деле, не оставлять же его одного в таком состоянии?

– Хорошо. Но ты будешь спать.

Анхельм слабо улыбнулся.

Рин сходила за своей сумкой и пижамой, еще раз сменила ему полотенце, погасила лампу и улеглась рядом. Кровать была широкая, так что они не прикасались друг к другу. Несмотря на то что рядом спал Анхельм, сон сморил ее почти сразу. Но спала недолго: проснулась от надрывного кашля герцога.

– Что? Что такое? – сонно спросила она.

– Мне совсем плохо. Больно здесь, – пожаловался он и указал туда, где, по идее, разветвлялись бронхи.

Рин поспешила зажечь свет и обеспокоенно взглянула на него. Анхельм от природы был бледным, но сейчас его лицо было, как мел и резко контрастировало с пунцовыми пятнами на щеках. Он снова зашелся сухим, болезненным кашлем, который, как она по своему опыту знала, раздирал горло на кусочки. Его всего трясло крупной дрожью, он кутался в одеяло.

– Ну что же с тобой делать… Анхельм, где болит?

– Везде. Спать… – простонал он.

– Я тебе посплю! – пробурчала Рин и прикинула, что может сделать. Снять температуру магическим воздействием? Нет, на это сил не хватит, слишком устала за день. Рин вспомнила, что у нее должны были заваляться какие-то настойки, и принялась рыться в рюкзаке в поисках остатков своих зелий. Ей удалось найти лишь согревающую настойку. Средство варварское, он всю ночь будет мокрый, только успевай рубашки менять. Подумала немного, затем налила из кувшина на столе стакан воды, открыла пузырек и смешала порцию лекарства.

– Давай, Анхельм, соберись! Оно очень невкусное, но хорошо помогает.

Одной рукой приподняв его голову, другой она держала стакан, пока Анхельм пил. От противного горького вкуса он недовольно скривился, но выпил лекарство, после чего обессиленно упал на подушки и закашлялся. Ему на глазах становилось все хуже, и Рин стала беспокоиться: не случилось ли с ним чего-то посерьезнее, чем просто простуда, и не пора ли позвать доктора? Девушка стянула с Анхельма одеяло, не обращая внимания на протестующий стон, расстегнула рубашку и снова несколько раз обтерла мокрым полотенцем лицо, грудь, плечи и живот. Он дрожал от холода, пытался отстраниться от холодных прикосновений и шептал ее имя.

Через некоторое время болезненный румянец пропал, лицо чуть порозовело, и к губам вернулся нормальный цвет. Она погасила лампу, скользнула под одеяло и прижала Анхельма к себе. Он доверчиво положил голову ей на плечо и уснул, переплетя свои пальцы с ее. Правая рука начала затекать, и Рин осторожно вынула ее, стараясь не нарушить его сон. Он все еще мелко подрагивал и вжимался в нее так, словно она была единственным источником тепла.

Рин устало откинулась на подушки и гладила его волосы, которые оказались неожиданно густыми, мягкими и шелковистыми. В какой-то момент его волосы стали слишком длинными, и у нее никак не получалось выпутать из них руки. По комнате поползли длинные пугающие тени, она зажмурилась от страха, и все вокруг почернело. Она провалилась в глубокий сон.

Еще пару раз ночью она просыпалась, разбуженная тяжелым кашлем Анхельма. Помогала ему сменить мокрую от пота рубашку, обтирала мокрым полотенцем с головы до ног и заставляла пить настойку. Под утро он перестал кашлять, дрожать и температура ушла.

 



Rissen Rise

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться