Хроники Марионеток. Цель Офицера

Размер шрифта: - +

Глава 7.1.

Сложнее всего было поднять раненого келпи в гору. Анхельм и Рин выкопали подобие лестницы в снегу и держали его с двух сторон, когда он поднимался. Когда они переходили мост, лицо Рин словно поцеловало теплое дуновение ветра, и тогда девушка поняла, что правильно поступила, послушав Анхельма.

Им пришлось обойти город стороной, чтобы не показываться на людях, и до дома добрались без происшествий. При виде волшебного создания, которое притащил в дом хозяин, домашние подняли переполох: мадам Пюсси всплеснула руками и запричитала, что теперь бед не оберешься, Тиверий, напротив, необычайно заинтересовался келпи, двумя емкими словечками заткнул жене рот и помог обустроить нежданного гостя с удобством. Вытащенная из постели Милли, поминутно зевая, помогала Рин искать в оранжерее нужные лекарственные растения. Келпи едва дождался, когда выведут лошадей, и, выбившись из сил, рухнул на подстеленную солому и одеяла. Рин сначала разорила оранжерею Анхельма, а затем побежала в город, в аптекарскую лавку, за новыми снадобьями, чистыми бинтами и иглами. Когда она вернулась, келпи лежал, закрыв глаза, и тяжело дышал. Бока огромного коня ходили ходуном, из ноздрей с каждым хриплым выдохом вырывались султанчики пара. Анхельм помог Рин перевязать Фриса, который стойко перенес процесс обеззараживания ран и наложения швов.

– Я не хирург, – сокрушалась девушка, накладывая стежок за стежком, – я мало умею, но надеюсь, что это поможет. Антидот должен подействовать через пару часов. Будем надеяться, что до этого времени он протянет…

– Я сильнее, чем ты думаешь, ребенок, – тихо ответил Фрис и обнажил зубы в ухмылке.

Анхельма передернуло при виде лошадиной пасти с острыми волчьими клыками.

– Не бойся меня, парень, я тебе ничего не сделаю, – сказал келпи, видя его реакцию.

– Я понимаю, просто… Я удивился. Кстати, меня зовут Анхельм, а ее – Рин.

Келпи окинул косым взглядом своих спасителей и снова закрыл глаза.

– Подумать только… Какая ирония судьбы… – хрипло рассмеялся Фрис своим недосказанным мыслям. Рука Рин дернулась, и она нечаянно уколола пациента.

– Поосторожнее, девочка, не кукле платье шьешь! – огрызнулся тот.

Рин смерила его красноречивым взглядом и продолжила зашивать рану.

– Не мог бы ты рассказать, что ты имел в виду, когда назвал меня Наследницей? Наследница чего? Кого?

Келпи вздохнул.

– Вельмингов.

Рин подумала, что не расслышала и с некоторым удивлением переспросила:

– Вельмингов? – А когда келпи кивнул, добавила: – Ты всерьез веришь, что вельминги являются предками аиргов?

Фрис скосил на нее глаз.

– Шей, – коротко приказал он. Рин спохватилась и продолжила работу. Фрис замолчал, отвернулся, и девушка подумала, что он не скажет ей больше ничего. Она обработала последнюю рану и приступила к стежкам.

– Я не просто верю, я знаю это, – сказал Фрис тихо, спустя долгое время. – Это был славный народ, мы всегда уважали друг друга. А исчез он еще задолго до Раскола, как называют его люди.

Он бросил суровый и презрительный взгляд на Анхельма.

– Люди все разрушили… Весь наш хрупкий мир.

– Как? Почему? – не поняла Рин. – Расскажи… Пожалуйста.

Келпи перевел взгляд на нее, и ей показалось, что он немного потеплел.

– Много тысяч лет назад все, кто мог говорить и думать, собирались в канун Середины весны и пробуждали своими песнями землю от зимнего сна. Разбивался лед, сходили снега, талая вода пробуждала жизнь, поддерживая вечный баланс жизни и смерти. Все создания этого мира, Повелители этого мира, откликались на зов хранительницы Жизни. Альтамея – так звали ее. На ее зов не приходили только люди, потому что не было и нет у них магии, а без магии земля мертва. Ничего они не могли и не могут дать земле. Люди способны лишь отнимать. Жадность, завистливость, неблагодарность… Этих качеств Инаис дал им сверх меры.

– Так кто же ты, наконец?

Он долго медлил с ответом.

– Один из хозяев мира. Я Повелитель Рек и Озер, дух созидания и неотъемлемая часть вселенной, – ответил келпи, глядя на нее волшебными глазами. – Только я, видимо, слишком старая ее часть. Мир так сильно меняется… Магия уходит, мы, волшебные создания, перестали быть нужными, стали слабеть. В нас перестают верить, и надежда наша гаснет.

– Надежда на что? – нахмурилась Рин.

– На восстановление первозданного равновесия, каковое призваны были хранить великие Даламерис и его брат Анарвейд.

Вот так номер! Еще недавно они с Анхельмом читали легенду о двух братьях, и воспринимали ее, как сказку, а теперь… Выходит, все это правда? Рин немного помолчала и сказала:

– Анарвейд вернулся.

Келпи открыл глаза и посмотрел на Рин очень серьезно.



Rissen Rise

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться