Хроники Марионеток. Цель Офицера

Размер шрифта: - +

Глава 8.4.

В один день рутина была разрушена: всех арестантов согнали вместе, затем погрузили в обозы и повезли куда-то. Когда женщина-страж тщательно обыскала Рин на выходе и сообщила, что их везут на обследования в госпиталь, девушка слегка расслабилась. Анхельм, словно выдернутый из жуткого сна, снова смог вздохнуть и разграничить ее разум и свой.

«Нас везут в госпиталь? Зачем? Откуда такая забота об арестантах?»

Он – или Рин? – прислушался к болтовне двух арестанток, которые были на этом руднике не первый год. Из их бестолковой речи он смог понять, что всех заключенных каждые полгода привозят в госпиталь на обследование. Затем он напряг память и вспомнил из уроков истории, что одной из реформ Ивении Маринейской было основание госпиталя для арестантов и издание указа об обязательном обследовании каждые полгода. Сделано это было затем, чтобы избежать вспышек болезней и снизить смертность на рудниках. Здоровые рабы приносили гораздо больше пользы, чем слабые и больные.

Рин сидела спокойно, однако нахохлилась, словно филин. Попытки соседок заговорить с ней провалились, и вскоре от нее отстали. Мерный перестук колес успокаивал ее, и девушка понемножку проваливалась в сладкую дрему.

Грохнувшие разом гром, пальба и визги девушек вырвали ее из сна и подкинули на лавке. Мгновение она соображала, где находится и что происходит. Снаружи донеслись звуки драки: оружейные залпы, звон мечей, ржание лошадей, свист и разбойничье улюлюканье. Фургон вдруг встал и закачался, Рин вместе с еще одной женщиной полетела на пол, больно стукнувшись головой. Рыжая девчушка лет шестнадцати пробралась к маленькому зарешеченному окошку, едва не наступив в суматохе на голову Рин.

– Головной опрокинули! – сообщила она. – Там засада! Разбойники! Много!

Рин заскрежетала зубами. Они находились в закрытом железном фургоне, закованные в наручники. Кандалы слишком крепкие. Либо попытаться открыть их отмычкой, либо пробовать вытащить руки. Звуки битвы приближались, казалось, кричат уже в соседнем фургоне.

– Девоньки, не хочу помира-ать! – заголосила одна из арестанток.

– Молчи, дура! Может, сбежим! – огрызнулась другая, у окошка. У Рин на этот счет было свое мнение.

– Ты, – обратилась она к девчонке у окна, – зажми мои наручники меж коленей, я попробую выдернуть руку!

Та послушно подскочила к ней и сжала так, что Рин охнула.

– Не руку, а наручник!

Анхельму показалось, что Рин ободрала руку до мяса: боль была такая, что аж в глазах потемнело. Девушка ругалась, как портовый грузчик, рука нестерпимо горела. Стараясь не обращать внимания на боль, она вырвала с помощью цепи от оков торчащий из пола гвоздь и по очереди освободила всех женщин. Затем она стала бить ногами в двери фургона, но те не поддавались.

Девушки, глядя на нее, тоже забарабанили руками и ногами, но все было без толку.

– Так, стоять! – скомандовала Рин, переводя дыхание. – Бейте одной ногой, по моей команде и желательно ближе к середине. И не орите. Неизвестно, кто там, снаружи.

Но даже их общих усилий хватило лишь на то, чтобы дверцы приоткрылись и появилась щель шириной в полпальца. И тогда Рин поняла, что двери заперты не на замок, а на прочные металлические засовы.

– Вега, – обратилась она к рыжей девчонке, – как тебя зовут, я знаю, такие глаза не делай. Эту доску мне оторвать помоги.

Вместе у них получилось разломать лавку, и Рин просунула доску в щель, одновременно приподнимая нижний засов. С первого раза ничего не получилось, и только когда Вега поняла, чего от нее хотят, дело пошло быстрее. Оба засова упали на землю, Рин распахнула двери, и воздух свободы ворвался внутрь фургона.

Рин окинула взглядом поле боя: тут и там валялись тела стражи и разбойников, свистели арбалетные болты, грохотали оружейные залпы, лязгала сталь сошедшихся в ближнем бою людей, бегали лошади без всадников, визжали женщины. Несколько фургонов были перевернуты, один горел… вместе с людьми.

– Резня… – пробормотала девушка себе под нос.

Женщины за ее спиной боязливо жались по стенам фургона, не решаясь бежать. Рыжая Вега молча похлопала Рин по плечу и указала на бегущих к ним бандитов. Четверо мужчин были вооружены до зубов, против них безоружная девушка не смогла бы сделать ничего в одиночку. Арбалетный болт просвистел прямо рядом с ухом девчонки и воткнулся в горло другой женщины. Та с бульканьем и хрипом замертво упала на пол. Вега сдавленно пискнула.

– Бежим! – скомандовала Рин и пинком выкинула из фургона рыжую девчонку. – И вы бегите! Я вас спасать не буду! – крикнула она оставшимся женщинам.

– Самой бы спастись, – вполголоса добавила она, снимая с трупа бандита перед фургоном боевой топорик и заряженный арбалет. Рин увидела, как первый бандит достает большое ружье и целится в нее, кувыркнулась в сторону, и тут же земля в том месте взорвалась. Рин схватила Вегу за руку и понеслась прочь в ближайший лес, не оглядываясь, а вслед им свистели болты и гремели оружейные выстрелы. Вега давилась рыданиями и старалась не отставать от Рин. Наконец, погоня отстала, звуки битвы почти стихли, а беглянки достигли небольшой опушки. Оглянувшись по сторонам, Рин остановилась, развернула к себе перепуганную девчонку, с силой сжав ее плечи.



Rissen Rise

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться